• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения

Все возможно верующему: несение подвига преподобничества в условиях гонений ХХ века

Доклад настоятельницы Троице-Одигитриевского ставропигиального женского монастыря Зосимова пустынь игумении Фаины (Кулешовой) на XXV Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь. 26–27 января 2017 года)

Как говорит один священноинок, монашество – это поприще добровольного мученичества и исповедничества. Человек встает на этот путь не потому, что к тому его обязывают Церковь или какие-то обстоятельства. «Само по себе монашество не имеет характера необходимости», – высказывается известный канонист, священноисповедник Никодим (Милаш). И это очень важно понимать в контексте нашей темы. Это означает, что сохранение монашества в условиях гонений ХХ века было делом не только исключительно Божественного Промысла, но и результатом сложного внутреннего выбора подвижников, желавших сохранить верность данным обетам даже в условиях реальных мучений и самой физической смерти.

К монашеству Церковь призывает только желающих и могущих вместить. Намереваясь стать монахом, человек сознательно и свободно делает выбор – посвятить всего себя Господу. Слова Христовы: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя (Лк. 9:23) – звучат для монаха как непререкаемый закон. В лице преподобномучеников, монахов ХХ столетия мы видим яркий пример самоотверженного следования за Господом с решимостью на величайшие бедствия и саму смерть. Читая их жизнеописания, изучая их письма и дневники, мы можем сформировать для себя представление об особенной аскетике преподобномученичества, осмыслить всю высоту иноческого подвига, а также увидеть, к чему должны стремиться мы, современные монашествующие. Итак, каковы же отличительные черты святых преподобномучеников и что помогло им сохранить верность Богу и своим обетам?

Первым фактором, необходимым для твердого хранения монашеских обетов, является самоотвержение .

Такую готовность пожертвовать собой ради Бога и ближнего мы видим в жизни святой преподобномученицы Евдокии (Бученевой). Среди подвижниц Троице-Одигитриевского ставропигиального женского монастыря Зосимовой пустыни она занимает особенное место. Биографические сведения о ней крайне скудны: родилась в крестьянской семье в деревне Дубовичье Спасского уезда Рязанской губернии 24 февраля 1886 года. Проработав несколько лет на одной из московских фабрик, в 1907 году пришла в монастырь Зосимова пустынь. После революции, когда игумении Афанасии пришлось покинуть стены монастыря и она обосновалась в селе Петровском, послушница Евдокия последовала за ней. Она самоотверженно трудилась на тяжелых работах, имела живую веру в Бога и была исполнена преданности настоятельнице. Значимым для нас является свидетельство очевидца тех событий, монастырского врача М.М. Мелентьева о том, что преподобномученица Евдокия пошла в ссылку за своей игуменьей добровольно. После ареста настоятельницы Евдокия не отходила от больницы, где содержали больную игуменью. Из следственных документов видно, что ордер на арест послушницы Евдокии выписан с более поздним номером, чем ордер на арест игумении Афанасии, – другим почерком и другому уполномоченному. Вполне вероятно, именно тогда, когда преподобномученица Евдокия дежурила под окнами тюремной больницы.

Добровольное следование послушницы Евдокии за своей игуменией в ссылку имеет огромный духовный смысл. Это не только проявление сострадания и участия к больному человеку, но, прежде всего, монашеское послушание до смерти.

Земной путь преподобномучеников прошел в тяжелые годы гонений, многих испытаний и лишений, но невзирая на все трудности, они до конца остались верными своим монашеским обетам и восприяли вечную славу и мученический венец. Станем мучениками и мы через самоотвержение. По словам архимандрита Эмилиана (Вафидиса), когда человек отрекается от самого себя, тогда он воскресает для вечной жизни. «Когда я изнуряю себя, когда делаю то, что кажется мне трудным, когда говорю: “Сделаю это, пусть даже умру”, – тогда я живу. Тогда я получаю завершенность, радуюсь и открываю, что возрастаю в благодати. Страсти, трудности, грехи, пороки – всё стирается в борьбе, в подвиге, в самоотвержении, в истинной монашеской жизни. Человек никогда не остается неудачником, никогда не лишается своего достоинства, никогда не терпит крушение, если он жертвует собой. Тот, кто приносит себя в жертву, всегда побеждает».

Другая особенность, отличающая преподобномучеников, – это их устремленность ко Христу , так сказать, христоцентричность их подвига. Их жизнь была полностью посвящена Богу, и на свои страдания они смотрели именно как на страдания за имя Божие, а не как на случайности, несправедливо постигшие их. На многих из них возводились различные обвинения в антигосударственных преступлениях, но, как мы знаем из следственных материалов, на допросах святые иноки, никогда не признавая подобные лжесвидетельства, исповедовали свою верность Богу и Церкви.

Так, преподобномученица Евдокия (Кузьминова) (память 5 февраля н. ст.) была обвинена в том, что якобы «вела контрреволюционную деятельность и порицала сталинскую конституцию». Она была арестована и заключена в Бутырскую тюрьму в Москве. Во время допроса она решительно отрицала все возводимые на нее обвинения. И только когда встал вопрос, является ли она «ярой церковницей», преподобномученица Евдокия ответила утвердительно.

Апостол Петр в Первом послании дает следующее увещевание христианам: Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь (1 Пет. 4:14–16). Следовательно, непризнание монахами ХХ века возводимых обвинений в антигосударственных преступлениях служило цели сохранения христоцентричности страдания; это показывало, что они несут свои страдания ради веры, а не как наказание за совершенное преступление. Безразличное отношение к предъявляемым обвинениям, согласие (пусть и пассивное, выраженное молчанием), отсутствие зафиксированного в протоколе допроса протеста против предъявленных обвинений позволило бы антицерковной власти заявить о том, что репрессии – это не истребление верующих, а меры уголовного закона, применяемые к реальным преступникам.

Таким образом, благодаря стойкости новомучеников, их тщательному исполнению апостольских и отеческих установлений, мы можем говорить об абсурдности, нелогичности, бесцельности той политики, которую осуществляла советская власть против Церкви – то есть политики репрессий. С юридической точки зрения, абсурдность репрессий обусловлена тем, что отсутствует доказанность вины в инкриминированных деяниях, что подтверждается реабилитацией многих новомучеников, состоявшейся после изменения политической обстановки в стране. С духовной точки зрения, желание истинного инициатора репрессий – дьявола заключалось в уничтожении духовенства, монахов, верующих – то есть земной Церкви. Вместо этого он получил тысячи небесных воинов, посрамивших его своей крепостью и преданностью Христу и молящихся о нас.

И в таком поведении новомучеников мы видим образец для себя. Постоянное устремление духа, ума и сердца к единому Благому Помощнику и Покровителю Христу является подлинным деланием монаха. Это наше общее дело, высшая цель, вне зависимости от каких-либо обстоятельств и трудностей, с которыми мы можем сталкиваться в нашей жизни. И когда человек терпит, чем-то жертвует ради Бога, тогда это становится великим приношением Ему.

Следующей важной особенностью является хранение в себе чувства полной преданности и доверия Богу , глубокой убежденности в том, что, несмотря на скорбные внешние обстоятельства, Бог не оставит вверившихся Ему. Священноисповедник Афанасий (Сахаров) в письмах часто советовал духовным детям непрестанно повторять слова Псалмопевца: Твой есмь Аз (Пс. 118:94). А один святой прошлого столетия в скорбях и гонениях произносил такие вдохновенные слова: «Благослови врагов моих, Господи. Воистину, трудно сказать мне, кто сделал мне больше добра: враги или друзья. Враги решительнее друзей толкают меня в объятия Твои. Друзья тянули меня к земле – враги разрушали все надежды мои на земное. Они сделали меня странником в царствах земных и ненужным жителем земли».

Предание себя Промыслу Божию рождает в душе подвижника готовность претерпеть все до конца. В таком душевном устроении неблагоприятные внешние обстоятельства, различные искушения и скорби не лишают монаха ощущения близости Христа и более укрепляют его дух.

Замечательный монах-подвижник ХХ века священномученик Андроник (Никольский) так описывает свои впечатления от поездки в Европу к гробницам первохристианских мучеников: «Здесь, на костях мучеников, создалась и окрепла церковная жизнь, здесь, среди скорбей и страданий изгнанников, проявилась вся сила веры Христовой. Поучительно проходить по этим местам минувшей сильнейшей скорби для первых исповедников веры Христовой, ничего не имевших за собой, кроме самой веры... Чувствуется, что вот отсеки человек самоволие и угождение себе, заботу о себе помимо Бога, поверь и скажи себе раз навсегда: Бог нам прибежище и сила (Пс. 45:1), и начнется иная жизнь, жизнь ясная, жизнь хождения по ясным путям Божьим».

Какие еще черты можно в целом отметить, говоря о подвиге преподобномучеников? Они были трудолюбивы, много трудились как духовно, так и физически, безропотно переносили стесненные жизненные обстоятельства, сохраняли самообладание во время революционных потрясений. Применительно к физическому труду, необходимо отметить важную деталь. Монашеские уставы, сами правила иноческой жизни требуют от подвизающегося сочетать умное, молитвенно-покаянное делание с физическим трудом. Святые отцы разработали целые системы, в которых монахам в зависимости от возраста, степени духовного роста, формы прохождения иноческой жизни предлагаются различные способы сочетания физического и молитвенного труда. Ритм монастырской духовной жизни в начале ХХ века также предполагал формирование у подвижника выработки навыка к физическому труду. И он рассматривался не только как способ добычи необходимых для жизни материальных вещей, но и являлся самостоятельной аскетической практикой. Закрытие монастырей, крушение привычного образа повседневной жизни не вытравило из монахов ХХ века стремления сохранить и исполнить отеческие уставы, в том числе и по отношению к труду. Многие из новомучеников шли работать в сельскохозяйственные артели и на производство. При этом, как признавали даже недоброжелатели, их честное отношение к выполняемой работе давало благие плоды.

Пережив крушение многовековых устоев общества, святые преподобномученики применялись к новым условиям существования, стараясь при этом сохранить непоколебимым сам дух монашеский. Их отличали бескомпромиссная церковность, преданность каноническому священноначалию, сознательный и добровольный отказ от поиска иных, новых форм церковной жизни и администрации.

Можно было бы перечислить еще много черт и качеств, которые имели преподобномученики, но в конце этого небольшого сообщения мне хотелось бы упомянуть об одном их делании, без которого подлинная духовная жизнь невозможна – это благодарение . Именно навык за всё благодарить Бога, во всем видеть любовь Божию дает человеку духовную крепость. Когда человек все воспринимает как дар Божий, тогда любые обстоятельства обращаются ему во благо – даже гонения, – потому что все служит ему к смирению, очищению сердца, стяжанию кротости и любви.

Умение благодарить Бога – это особенно важный навык для монаха. Будут гонения или нет, умение благодарить в любом случае необходимо – без этого невозможно вести монашескую жизнь. За понуждением себя к благодарению стоит глубокий внутренний труд, совершаемый ради Христа. Монах за всё благодарит – и это показывает, что он стремится изгнать из своего сердца всякую страсть: ропот, себялюбие, саможаление и т. д. Неслучайно святитель Николай Сербский говорил: «Чем человек благодарнее, тем он ближе к совершенству».

Понуждать себя к благодарности может любой монах. Монаху всегда есть за что благодарить Бога, даже если он находится в самых трудных условиях. Само по себе монашество – это такой великий дар, за который нужно бесконечно благодарить Бога. «Монашество есть великий дар любви и милости Божией», – писал священномученик Серафим (Звездинский), находясь в заключении в московской тюрьме. Даже в тюрьме он чувствовал радость и благодарность Богу за то, что он монах.

Итак, самопожертвование, устремленность ко Христу, преданность воле Божией и благодарение – вот к чему нас призывают преподобномученики. Они совершили свой путь до конца и теперь ожидают нашего труда и подвига, чтобы и нам по их святым молитвам улучить спасение и пребывать рядом с ними в Царстве Небесном.

Архиепископ Гавриил (Огородников) свои проповеди часто заканчивал словами: «Благословляю Вас на подвиг жизни». Мы, современные монашествующие, должны изучить и впитать ту систему подвижничества, которая была по́том и кровью новомучеников сформирована в начале ХХ века. Коварство и лукавство дьявола, зыбкость политических систем, неверность земных правителей своим обещаниям может снова создать ситуацию гонений, и мы должны быть к этому готовы. Наблюдение за развитием церковной жизни на протяжении более чем двухтысячелетней ее истории позволяет нам говорить о том, что дьявол не придумывает новых искушений, лишь модифицируя то, что уже было. При этом в копилке церковной мудрости к новым искушениям накоплен опыт преодоления прошлых. И нам надо лишь осознать его и при необходимости применить. Дай нам, Господи, мудрости и сил на это.