• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
28 декабря 2015 года

Свято-Троицкий Стефано-Махрищский монастырь. Монастырское хозяйство: опыт, который можно перенять

В наши дни, когда цены стремительно растут, а полки магазинов пустеют, многие люди задаются вопросом: как научиться выживать в это непростое время? Единого рецепта для всех, конечно же, нет, но поделиться друг с другом положительным опытом всегда полезно. 

Может ли быть рентабельным монастырское хозяйство? Трудно ли обходиться без импортной продукции? Как выживают сегодня монастыри? Эти и другие вопросы обсудят насельники монастырей за круглым столом предстоящих XXIV Международных Рождественских образовательных чтений. А пока предлагаем читателям познакомиться с хозяйством Свято-Троицкого Стефано-Махрищского ставропигиального женского монастыря и оценить сыроварню, которая обеспечивает сестер, гостей обители, а также  детей монастырского приюта вкусными и полезными сырами, созданными по итальянской технологии.

…120 км от Москвы, Владимирская область, село Махра. Здесь находится основанный в XIV веке когда-то мужской, а ныне женский монастырь. Сегодня обитель поражает белокаменными храмами, благоустроенной территорией, развитым монастырским хозяйством, которое в период возрождения монастырской жизни сестры организовали, чтобы прокормить себя и паломников. Но это было более двадцати лет назад. А теперь собственным молочком, творожком и вкусными сырами махрищские насельницы потчуют в монастыре паломников и трудников, прихожан и благотворителей.

Но наш первый вопрос к настоятельнице монастыря игумении Елисавете (Жегаловой) о том, необходим ли физический труд насельникам монастырей:

– Труд на земле очень важен для внутреннего духовного состояния монаха, – отвечает матушка. –  Когда трудится и смиряется тело, то смиряется и душа человека. Труд и молитва – одно питает другое. Здесь, правда, очень важно правильно распределять нагрузки. Но это уже задача игумении. Нашим сестрам нравятся послушания на земле. Многие просят о возможности потрудиться на свежем воздухе. Люди вообще сегодня стремятся уезжать из городов. Красивый пейзаж ведь тоже настраивает душу на определенный лад. На природе можно побыть наедине с собой, а в городе это очень сложно. Свой монашеский путь я начинала в Пюхтицах, хозяйственные послушания тогда были связаны с очень тяжелым физическим трудом, но это помогало духовной жизни и молитве. Когда я несла послушание на скотном дворе, у меня было время читать святых Отцов, учить псалмы. Это было своего рода отшельничеством и уж во всяком случае возможностью уединиться. А кроме того, монастырь ведь самостоятельно обеспечивает себя. Люди в миру трудятся, чтобы заработать деньги, прокормить семью, и мы тоже себя кормим сами.

В монастыре сегодня большое стадо:  25 дойных коров и 63 – с телятами. За минувшие годы монахини сумели создать в своем хозяйстве полный производственный цикл: и коров содержат, и телят выращивают, и корма заготавливают. Единственное, что приходится покупать, это комбикорма – сестры пока еще не выращивают зерно. У обители 80 гектаров земли, а ведь еще не так давно у монастыря был лишь маленький клочок земли, которого едва хватало на огород. Все системы монастырского хозяйства полностью автоматизированы: отлажено навозоудаление, есть доильные аппараты, тракторы, кормосмесители, которые не только перемешивают  корм, но и режут его до нужного размера – 10 см. На тракторах, конечно, работают мужчины – сестры просто не справились бы с тяжелой техникой, – но вот всеми остальными хозяйственными делами действительно занимаются монахини: трудятся на кухне, в курятнике, на сыроварне.

Кстати, создавая в Махре сыроварню, сестрам пришлось решать немало производственных проблем. К примеру, под камеру для хранения сыров перестроили сырой подвал. Внутри теперь сделан дренаж, и из подвала регулярно откачивают воду, а в камере хранения постоянно поддерживается необходимая для созревания сыров температура в 12 градусов. Сыры лежат на специальных деревянных стеллажах, сестры  постоянно следят за сырами, при необходимости переворачивают их.

Подходящую сыроварню махрищские насельницы нашли не сразу: те, что предлагались, были рассчитаны на переработку большого количества молока – тонну или две. Это, конечно, удобно, когда в хозяйстве большое поголовье коров. А что делать, когда их два десятка? И тогда на помощь монастырю пришли монахи из Валаамского монастыря. Именно они нашли для своего хозяйства и порекомендовали насельницам Стефано-Махрищской обители небольшую сыроварню, которую проектировали и продавали в России итальянцы. Как выяснилось, они давно обосновались на просторах нашей страны и зарабатывают тем, что учат россиян варить сыры по итальянским технологиям.

Наш «экскурсовод» по обители, эконом монастыря монахиня Анна показывает нам это итальянское изобретение. С виду сыроварня  небольшая и простая: емкость на 130 литров, а к ней котел, и все это размером  с обычный стол. За раз она может переработать от 30 до 130 литров молока, а если  использовать ее с полной нагрузкой, то и до 500 литров за день! Причем, что удобно, работает сыроварня от газового баллона, которого хватает на неделю. Но, главное, сестрам теперь не приходится поднимать ничего тяжелого, переливать молоко ведрами, перемешивать. Достаточно ввести соответствующую программу, установить температуру на электронном табло, чтобы делать сыр или топленое молоко, а дальше начинает трудиться итальянская сыроварня.

– Допустим, нужно нам получить топленое молоко, – поясняет монахиня Анна, – устанавливаем температуру 95 градусов, и через два часа молоко готово. А в печке бы оно стояло почти сутки… Пару лет назад сестры грели молоко в кастрюльках на газу. Представьте, каково это, если требуется переработать за раз литров 200–300. Тяжеленный труд!

Вместе с сыроварней в обитель приезжал и итальянский технолог, который в течение двух-трех дней учил сестер готовить сыры. Технолог работал с переводчиком. В первый день он сам варил сыр, все подробно объяснял, а сестры смотрели и запоминали. На второй день сыры варили сестры под присмотром технолога. А чтобы голова не пошла кругом, не осваивали больше пяти сортов за день.

– Сколько же всего видов сыра умеют готовить сестры?

– А вы считайте сами. Строкино, монтазио, российский, рикотта, брынза, грецкий, адыгейский, творожный, буррата, скаморца. Итальянцы даже в честь нашей обители придумали новый сорт – махрищский. Это сорт твердого сыра. Он вызревает четыре месяца, зато храниться может год.​

Чтобы соблюсти условия хранения, монахини стараются делать разные сыры. Одни – такие, как уже упомянутый махрищский или монтазио, – хранятся долго, полгода-год, другие – как популярный обезжиренный рикотта – всего 3, максимум 5 дней. Причем, как рассказала монахиня Анна, некоторые сыры делают на одном замесе. К примеру, на основе моцареллы можно сделать как саму моцареллу, так еще и сыры скаморца и буррата. Но все они отличаются друг от друга по вкусу. Буррата более жирный и имеет пикантный вкус, иной оттенок и у скаморца, который за неделю становится полутвердым.

Когда в Стефано-Махрищский монастырь приезжают гости из других монастырей, монахини всегда показывают им эту чудесную сыроварню и делятся опытом. Ведь так же в свое время сестрам помогали и помогают монахи из Валаамской обители. Кстати, не только в выборе сыроварни. Сегодня по совету валаамской братии сестры начали разводить у себя новую  йоркширскую породу коров (раньше разводили голштинскую, но она требовала особого ухода), которая дает больше молока (до 45 литров в день) и не так прихотлива.

– У йоркширских коров молоко очень вкусное, 4,5% жирности, – продолжает свой рассказ монахиня Анна. – Мне однажды дали сравнить молоко с деревенской фермы и наше. Деревенское молоко обычное, а наше словно растопленное мороженое, пломбир в кружке. Очень сладкое и вкусное. Мы и сами его с удовольствием пьем, и детей кормим приютских.

Живой рассказ матери Анны и ее способность разбираться в непростых вопросах животноводства невольно заставляют задуматься, как эти в недалеком прошлом городские жительницы сумели так ловко освоиться в сельском хозяйстве? Отвечает матушка игумения:

– Хозяйство необходимо любому монастырю. Ну не на рынок же ехать за свежими овощами! Это ведь так естественно – трудиться на земле! Я бы только посоветовала не увлекаться этим чрезмерно, чтобы богослужение не отходило на второй план. Начинать всегда надо с молитвы, параллельно с уставной жизнью монастыря можно заниматься и хозяйством, чтобы питаться свежими натуральными продуктами.

Что же касается нашего хозяйства, то оно рентабельно с самого начала и полностью обеспечивает монастырь и приют. Даже остаются продукты для гостей и паломников. Когда сестры только приходят в монастырь, они действительно довольно часто не имеют каких-то специальных профессиональных навыков, связанных с ведением сельского хозяйства. Но очень важно, чтобы все, кто стремится к монашеской жизни, проходили послушания и на скотном дворе, и на кухне. Это необходимо для внутреннего смирения. Можно даже сказать, что это своего рода первая ступень для приобретения монашеских добродетелей.

Еще очень важно, чтобы человек творчески относился к своему послушанию, развивался бы сам и развивал дело, которым он занимается. Ведь всегда есть у кого попросить совета. У нас сложились добрые отношения с сотрудниками Тимирязевской академии. Мы советуемся с ними, сестры ездят в Москву на семинары, которые проводит академия. Также мы обращаемся за помощью к монахам Валаамского монастыря и Троице-Сергиевой лавры, у которых сложившиеся монастырские хозяйства.

– Матушка, что бы Вы посоветовали монастырям, которые только начинают заниматься хозяйством и хотели бы последовать вашему примеру, но боятся возможных трудностей?

– Нам тоже вначале было очень тяжело. Думали: справимся ли? Не могли даже предположить, что выйдем на такой уровень. Все начинали с нуля, не было ничего – только храм и один крошечный домик. И жили мы очень скудно. Но прошло время, и все наладилось. Как я уже говорила, труд необходим монаху. Поэтому у нас в Махре никто никогда не тяготится послушаниями на огороде или скотном дворе.  К ним относятся так же, как и к любым другим – на клиросе или в канцелярии. Все получится, если любое дело начинать делать с молитвы. Кстати, к нам часто приезжают в гости игумении вновь открытых монастырей, чтобы посмотреть, как у нас все здесь организовано. У них такой же страх, какой был и у нас, но, когда они видят что-то сложившееся, появляется радость и надежда. Получилось у нас, получится и у других. Главное, надо молиться, просить Господа – и Он не оставит.

Материал подготовили: Екатерина Орлова, Петр Селинов 
Фотограф: Владимир Ходаков

monasterium.ru