• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения

Анастасия Киевская, прп.

Преподобная Анастасия Киевская (вел. кн. Александра Петровна Романова)
1900
Память совершается: 11/24 января

Местночтимая святая Киевской митрополии

«Княжий» монастырь - так называли до революции 1917 года Киевский Покровский монастырь – уникальную обитель. Некогда она занимала весьма обширную территорию в Лукьяновке на склоне живописной Вознесенской горы. Сейчас Лукьяновка – один из престижных центральных районов города, а в годы основания обители это была киевская окраина. Это место и облюбовала для монастыря великая княгиня Александра Петровна Романова, урожденная принцесса Ольденбургская, правнучка императора Павла I.

В то время великая княгиня, пережив семейную драму – разрыв с супругом, великим князем Николаем Николаевичем, тяжело болела: не могла ходить. Она долго и безуспешно лечилась за границей, наконец приехала в Киев. Обосновавшись в Липках, молилась об исцелении преподобным Киево-Печерским. В 1888 году Александра Петровна стала подыскивать в окрестностях города место для создания обители, которая сочетала бы молитву и широкую благотворительность. Предание повествует, что там, где теперь стоит монастырь, был сад некоей Феодосии Дидковской. В том саду любил молиться блаженный Феофил Киевский († 1853), Христа ради юродивый. Он и предрек в свое время, что на месте этом «царственной женой» создастся «княжий монастырь». Приобретая шесть десятин земли у Феодосии Дидковской, великая княгиня не знала о предсказании блаженного Феофила. К тому времени и сама хозяйка забыла о пророчестве старца и не осознавала, что исполняет его слова, а вспомнив, рассказала об этом великой княгине. Та пришла в неописуемое изумление и отслужила на могиле преподобного Феофила панихиду (угодник причислен к лику святых в 1993 г.).

Великая Княгиня Александра Петровна

В 1889 году монастырь был открыт. И через некоторое время здесь же произошло чудесное исцеление его основательницы. Она стала ходить, после чего приняла тайный постриг с именем Анастасия. И всю себя посвятила обители и благотворительности: при монастыре были школа, мастерские, приюты, и самое главное – открыта лечебница с наисовременнейшим по тем временам медицинским оборудованием и высокопрофессиональным врачебным персоналом.

Это одно из удивительных по красоте и ландшафту мест, где кажется, что время остановилось. За высокой стеной монастыря шумит старинный Киев, а здесь благодатная тишина, напоенная молитвой покровских насельниц, которая не прекращается почти 125 лет. Лишь в период атеистического безумия монастырь был закрыт на 17 лет. Но покровские матушки продолжали жить вблизи обители, посещали могилу великой княгини, где под большим белым крестом теплилась неугасимая лампада. Обитель была возобновлена в 1942 году. Здесь же разместили и госпиталь для воинов Советской армии. После войны монастырь не закрыли, правда, теперь он занимал не всю свою некогда весьма обширную территорию с корпусами медицинских клиник и других богоугодных заведений.

Покровский монастырь до 1992 года был одним из двух действующих в древнем Киеве. Печерская Лавра с 1961 года была закрыта, после революции упразднили десятки других обителей города и его предместий. Но Покровская обитель жила. Она стала любимым местом православных, в том числе и киевской интеллигенции, тайно исповедовавшей свою веру. В 1980-х и начале 1990-х здесь служили известные киевские священники и духовники – протоиереи Михаил Бойко и Феодор Шеремета. Они многих крестили и венчали тайно. Об истории обители и о жизни ее царственной основательницы в то время мало кто знал. И лишь после распада Союза стали собираться материалы о жизненном подвиге великой княгини Александры Петровны Романовой.

Покровский монастырь издал несколько книг, рассказывающих об этой удивительной женщине, прожившей непостижимо трудную жизнь, посвященную Христу, увенчавшуюся великими подвигами милосердия, молитвы и святости.

«В миру Александра Петровна Романова, в протестантском крещении Александра Фридерика Вильгельмина, родилась 21 мая 1838 года в Санкт-Петербурге, – читаем в ее житии. – Ее отец, принц Петр Георгиевич Ольденбургский, видный российский военный и государственный деятель, член Российского Императорского Дома (сын великой княгини Екатерины Павловны, племянник Николая I), был также выдающимся филантропом, основателем и попечителем Императорского училища правоведения, стоял во главе дела женского образования в стране, был почетным членом различных ученых и благотворительных обществ, попечителем Киевского дома призрения бедных, покровителем Глазной лечебницы. Помогая отцу, Александра сама с юных лет занималась благотворительностью: в Петербурге она основала Покровскую общину сестер милосердия, больницу, амбулаторию, отделение для девочек-сирот, училище фельдшериц. Активную работу великая княгиня вела в управляемом ее отцом Совете детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны.

25 января 1856 года она перешла в Православие с именем Александра и вступила в брак с великим князем Николаем Николаевичем Романовым (старшим), братом императора Александра II. В этом браке родилось двое детей – великие князья Николай и Петр. Заключенный без любви, счастливым он не был и через десять лет фактически распался: великий князь, страстный любитель балета, в 1865 году увлекся балериной Екатериной Числовой, с которой открыто сожительствовал и которая родила от него пятерых детей. Теперь великая княгиня Александра, и ранее не любившая светское времяпрепровождение, полностью сосредоточилась на своей благотворительной деятельности. Князь Д.А. Оболенский в 1877 году так описывал ее: “Она является среди двора какою-то юродивою или блаженною. И она действительно такова, и это в ней неподдельно. При этом она не просто юродивая, а русская юродивая, со всеми инстинктами, вкусами и симпатиями самой простой русской женщины. Но сколько она делает добра и как она это делает – про то знают только ею облагодетельствованные. Все это представляется мне столь необыкновенным, что я готов думать, что в этом чудачестве есть что-то предзнаменательное”.

Князь не ошибся. Действительно, это “чудачество” немногие годы спустя вылилось в великий подвиг “живого монашества” – направления, получавшего тогда все более широкое распространение в стране и предполагавшего не только строжайшее следование иноческим уставам святых Саввы Освященного и Феодора Студита, но и практическое служение страждущему человечеству. Но перед этим великую княгиню Александру ждал новый удар: чтобы как-то оправдать свое легкомысленное поведение в глазах Александра II, Николай Николаевич публично обвинил жену в супружеской неверности. Виновником был назван духовник великой княгини – протоиерей Василий Лебедев, настоятель домовой церкви в честь иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость” Николаевского дворца. Император не пожелал разобраться в случившемся и отказался принимать великую княгиню для объяснений. Под предлогом лечения он выслал княгиню за границу. А лечение действительно было необходимо: однажды во время поездки в карете лошади понесли и опрокинули экипаж, Александра Петровна получила тяжелую травму позвоночника, что впоследствии отразилось на ее здоровье: у нее отказали ноги. В 1879 году великая княгиня покинула Петербург, как оказалось, навсегда.

Полтора года она провела за границей, но кардинально поправить здоровье не удалось. Александр III, восшедший на престол после убийства народовольцами отца, разрешает ей вернуться в Россию. В письме к императору Александра Петровна писала о своем желании поселиться в Киеве: “Жить в Петербурге при моем тяжелом недуге и при настроении в нашем Доме, при моей слабости – гибельно… Единственная надежда на исцеление – это покойная жизнь. Пожить в Святом Киеве для меня было бы душевною отрадою…”

Возвращаясь на родину на пароходе, в июне 1881 года она сделала остановку у берега вблизи Афонской Горы. Побывать на Святой Горе великая княгиня не могла, так как женщинам посещение Афона запрещено. Но на пароходе княгиню навещали афонские старцы, в беседе с ними она укрепляла свои духовные силы.

По возвращении из-за границы она арендовала дом в Липках – аристократическом районе Киева. Несмотря на интенсивное лечение, Александра Петровна по-прежнему не могла передвигаться самостоятельно. Прикованная к инвалидной коляске, она находила утешение в молитвах и чтении Псалтири, которую называла “источником вечного радования”. Проникшись идеей “живого монашества”, она писала в одном из своих писем: “Живое монашество – вот знамя, которое столь дорого моему сердцу. Никакие монашеские обеты и правила не мешают любить ближнего, как самого себя, служить болящим, питать неимущих”. На личные средства (50 000 рублей) она купила на Лукьяновке большую усадьбу площадью в шесть десятин, где в 1889 году основала Свято-Покровский женский монастырь.

Монастырь давал приют бедным женщинам, желавшим посвятить себя Богу и ближним. За каких-нибудь пять месяцев попечением великой княгини на территории монастыря была сооружена Покровская церковь, а вскоре здесь вырос целый городок. В первые же годы было создано множество богоугодных заведений: бесплатные лечебница, приют, амбулатория и аптека, церковно-приходская школа с общежитием для учащихся. Церковные, жилые, больничные и хозяйственные здания строились по проекту выдающегося киевского архитектора Владимира Николаева.

Уже в 1893 году вступила в строй бесплатная амбулаторная лечебница для неимущих, которая принимала до 500 больных в день и по своим размерам, удобству и оснащенности не имела равных во всей империи. Первые “фотографии лучами Рентгена” были сделаны в Покровском монастыре уже в 1896 году – год спустя после их открытия. Благодаря высокой квалификации врачей смертность при операциях составляла не более 4%, что было невероятно низким показателем для того времени. Александра Петровна сердечно относилась к врачам, по-матерински ободряла, помогала им и доверяла их профессиональному мастерству – в монастырской больнице ей самой сделали несколько операций. Все это требовало огромных средств. Великая княгиня продавала свои драгоценности и вкладывала вырученные деньги в строительство и оборудование больниц. Еще во время строительства Александра Петровна поселилась в маленькой келье и облачилась в иноческое одеяние, несколько позже она приняла и иноческий постриг с именем Анастасия, но это стало известно лишь после ее смерти, после вскрытия ее духовного завещания. В кабинете великой княгини находился подарок отца – чудотворная Почаевская икона Божией Матери, перед которой она ежедневно молилась и получила исцеление: в монастырскую обитель княгиню привезли на тележке, а здесь она начала ходить. В благодарность за милость Божию княгиня сама ухаживала за лежачими больными, была при них сиделкой, присутствовала на операциях, нередко даже ассистировала хирургам при многочасовых операциях. Надзор за порядком в больнице, работой сестер, за питанием больных и их духовной жизнью также несла на себе “великая матушка”, как вскоре с любовью стали ее называть.

В 1894 году Синод решил к процветающему Покровскому монастырю присоединить Межигорский монастырь, пребывавший тогда в полном упадке. Благодаря усилиям царственной инокини и этот монастырь обрел второе рождение.

В 1896 году Николай II с супругой посетили “тетю Сашу”. Император пожертвовал крупную сумму на расширение больницы и распорядился ежегодно отпускать из казны 80 тыс. рублей на содержание монастыря. В присутствии царской четы был заложен величественный соборный храм во имя святителя Николая, эскизный проект которого подготовил Петр Николаевич, младший сын Александры Петровны. На средства, пожертвованные царем, в 1897–1898 годах было открыто также новое здание больницы и усовершенствовано медицинское оборудование.

“Великая матушка” была строгой постницей и молитвенницей. До 1894 года, когда состояние ее здоровья стало ухудшаться и ей самой потребовалась серьезная операция, она присутствовала на всех монастырских службах, сама читала шестопсалмие, часы, канон. Скончалась “царственная инокиня” после тяжких страданий в 1 час 20 мин. ночи с 12 на 13 апреля 1900 года, во вторник Светлой седмицы. Похоронили ее, согласно завещанию, на монастырском кладбище, на могиле установили простой каменный крест.

Несмотря на все катаклизмы и войны, которыми был так богат ХХ век на нашей земле, Свято-Покровский монастырь уцелел, сохранилась и могила “великой матушки”. Насельницы монастыря и многочисленные паломники свято чтят память инокини Анастасии, великой княгини Александры Петровны, принцессы Ольденбургской».

Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви (Журнал № 64 от 24 ноября 2009 г.) инокиня Анастасия († 13/26 апреля 1900 г.) была причислена к лику местночтимых святых Киевской митрополии. А 24 января 2010 года в Свято-Покровском женском монастыре в Киеве прошли торжества по случаю прославления основательницы этой обители – Анастасии (великой княгини Александры Петровны Романовой). Чин прославления во время Божественной Литургии в Свято-Николаевском храме обители возглавил светлой памяти Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир († 5.07.2014).

                                                           Рака с мощами преподобной Анастасии