• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
7 января 2014 года

C Рождеством Христовым!

Слово на Рождество Господа нашего Иисуса Христа

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Человек часто проходит мимо великих событий, не вдумываясь в них, скользя лишь по поверхности, не углубляясь в их суть. Обратим же свое внимание на предстоящее взору нашему торжество.

Сегодня мы празднуем Рождество Господа Иисуса Христа. От начала мира не было события более поразительного, чем Рождество Христово. Господь Бог Вседержитель, единым словом создавший весь мир невидимый и видимый, сотворивый небо и землю, и все, что наполняет их – Сей Бог смиряет Себя, творит из кровей Преблагословенной Девы Марии Себе плоть, рождается в вертепе, полагается в яслях беспомощным Младенцем.

Ужаснулось небо, подвиглись концы земли. Совершилось величайшее чудо и таинство, непостижимое вполне и для высших горних чинов, а не только для человека.

Когда об этом событии скажешь неверующему человеку, он ответит – это невозможно. Когда спросишь верующего – для чего такое непостижимое чудо совершил Господь – он молчит, или дает часто неудовлетворительное объяснение.

Для чего же пришел на землю Господь?

Ответ один – для того, чтобы спасти человека. Если для человека совершил это дело Господь, то нужно признать, что человек представляет какую-то особую ценность, ибо ради ничтожной нестоящей вещи не было бы принято такого средства для спасения. Еще царь и пророк Давид за 1000 лет до Р. Х. восклицал в недоумении: «Господи, что есть человек, что Ты помнишь его, и Сын человеческий, что Ты посещаешь его, малым чим умалил еси пред Ангелы, Славою и Честию венчал еси его»? (Пс.8:5–6).

Тем более мы должны в страхе и благоговении пасть пред Господом и восклицать: «Господи, что же есть человек, что Ты не возгнушался девического чрева, что Ты сокрыл Свое Божество и благоволил сделаться человеком?» Что же такое человек? Вот что говорит об этом Слово Божие: человек есть лучшее творение Божие. Человек есть образ Божий.

Все сотворено Богом всемогущим словом. «Да будет свет, – сказал Господь, – и стал свет» (Быт.1:3). «Да произрастит земля зелие, траву, сеющую семя по роду ея, и древо плодовитое, приносящее по роду своему плод – и стало так» (Быт.1:11). «И сказал Бог: «Да произведет вода пресмыкающихся, душу живую: и птицы да полетят над землею по тверди небесной» (Быт.1:20). И все совершилось по слову Божию.

Когда же все было устроено, то Господь приступил к сотворению человека, но как бы думая и советуясь, как бы приглашая на совет и прочие Лица Св. Троицы, чему дивится святой Григорий Нисский. Ибо Господь сказал сначала: «сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт.1:26). «И создал Господь Бог человека из праха земного и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт.2:7).

Особым актом (действием) творит Господь человека. Сотворил сначало тело, а затем вдунул в него «дыхание жизни» т. е. вложил в него как бы частицу Своего Божественного Существа. Вот почему в псалме пророк Давид от Лица Божия говорит про людей: «Я сказал: вы боги и сынове Вышнего все вы» (Пс.81:6). Истину этих слов подтвердил и Сам воплотившийся Господь Иисус Христос иудеям, обвинившим Его в том, что Он Бога называет своим Отцом и тем делает Себя равным Богу, и схватившим камни, чтобы убить Его. Господь так им ответил: «Разве не написано в законе вашем: «Я сказал: вы боги, и не может нарушиться писание» (Ин.10:34). Итак, человек есть образ Бога невидимого, человек имеет в себе «частицу» Божества.

Так прекрасен был до грехопадения человек, а тем более после искупления Господом, что угодники Божии, для которых были открыты тайны неба, как, например, Макарий Египетский, говорят: «нет ничего прекраснее души человеческой ни на земле, ни на небе». К вечному блаженству был предназначен человек, но завистью диавола он пал, изменил Богу, добровольно перешел на сторону клеветника – диавола, захотел познать не только добро, которое он знал в раю, но и зло, которого не знал. А отпадши от Бога, он подвергся заранее сказанному определению Божию: «смертию умрешь».

Умерли Адам и Ева душою, омрачился ум их, извратилась воля, исказилось сердце, вместо небесного тела получили грубую плоть, подобную скотам. Проклята была из-за них земля и сами они обречены на скорби, на познание зла, которое по совету диавола захотели познать. И чем дальше, чем более размножалось человечество, тем сильнее происходило омрачение человека.

Чтобы человек не отчаялся и не погиб окончательно, Господь дал ему обетование, что в свое время семя жены (а не мужа), т. е. Христос, родившись от Девы безмужно Духом Святым, сотрет главу змия и спасет человека. Это таинственное событие мы ныне и празднуем. Пожалел Господь Свое создание и сошел на землю, чтобы спасти погибшее горохищное овча; сошел на землю, чтобы вновь возвести нас на небо; принял образ человека, взял на себя грехи всего человечества: «Тако возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного» (Ин.3:16).

Иисус Христос открыл заключенные двери рая. Он вновь воздвиг духовную лестницу, по которой человек может подняться на небо.

Приняв плоть человека, Господь и человека возвысил превыше Ангелов, облек славою, высшею, чем была слава Адама в раю до падения.

Если мы действительно истинные христиане, если мы понуждаем себя на деле исполнять то, чему учил пришедший ради нас Господь Иисус Христос, то и мы будем там, где Господь, как обещал Он в прощальной беседе с учениками. Сподобившиеся же Царствия Божия «просветятся, как солнце» (Мф.13:43), говорит Господь.

На горе Фаворе Господь показал будущую славу человека. Лице Его было как солнце, одежда блистала, как молния. Эта внешняя красота и слава есть лишь слабый намек на величайшую славу внутреннюю, ибо по слову пророка «вся слава дщери Царевы внутрь» (Пс.44:14).

Игумен Никон (Воробьев).

Литургическое освещение праздника Рождества Христова.

Церковные песнопения и каноны, посвященные прославлению Рождества Христова, составлены знаменитыми песнопевцами Церкви, святыми Константинопольскими архиепископами: Григорием Богословом, Анатолием и Германом; святым Андреем, архиепископом Критским, преподобным Иоанном Дамаскиным, св. Космою, епископом Маиумским, инокиней Кассией и другими. Произведения названных богословов прекрасны поэтическими образами, безграничной глубиной богословского умозрения и силой чувства.

Идейное содержание этих творений в целом представляет историко-богословское изображение тайны Рождества Христова. Песнопения праздника упоминают также о переписи иудеев кесарем Октавианом Августом, о путешествии Иосифа Обручника и Пресвятой Девы Марии в Вифлеем, излагают некоторые подробности Рождества Христова и кратко замечают о бегстве Святого семейства в Египет от царя Ирода.

Основываясь на Евангельском повествовании о Рождестве Спасителя, святые песнопевцы подчеркивают исключительное значение этого мирового события для спасения всего человеческого рода и вдохновенно призывают к духовному торжеству и ликованию. По сравнению с Евангелием, литургическое раскрытие истории настоящего праздника закономерно отличается некоторыми особыми свидетельствами. Например, здесь мы встречаем слова Богоматери к родившемуся Богомладенцу и Ее разговор при встрече с волхвами. Другой пример. В Евангелии не поясняется, какова была буря смятения в душе Иосифа Обручника при виде Пресвятой Девы непраздною. В богослужебных же песнопениях приводится диалог на эту тему Иосифа и Преблагословенной Марии.

Соответственно порядку постепенного литургического раскрытия историко-богословских идей в службе праздника Рождества Христова изложим это событие в хронологической последовательности.

Для песнопевцев Церкви основой литературного освещения Рождения на земле Спасителя мира служит упоминание в Евангелии о переписи населения Иудеи римским кесарем Августом. Подчиняясь распоряжению властей, праведный Иосиф Обручник и Пресвятая Дева Мария, как потомки Давида, должны были отправиться на перепись в Давидов отечественный город Вифлеем и там внести свои имена в государственные списки.

Еще до путешествия Иосиф Обручник при виде Пресвятой Девы непраздною душевно мучился, не зная тайны Ее зачатия. Он мыслил не оглашать этого факта, но тайно отпустить Преблагословенную Марию из своего дома. Песнопевцы вкладывают в уста Иосифа такой вопрос к Пречистой: «Мария! Что это за дело, которое я вижу в Teбe. Недоумеваю, удивляюсь и ужасаюсь. Скорее отойди от меня тайно. Ты принесла мне за честь срамоту, вместо веселия и похвалы — скорбь и укоризны. Больше не могу терпеть человеческих поношений. Я принял Тебя от Господних иереев непорочной, и что вижусь» Как смущалась тогда Пресвятая Дева! Как болезненно переживала муки Своего Обручника! Но, предоставляя объяснение этой тайны Промыслу Божию, Она не дерзала преждевременно и без воли Божией открывать ее и молча переносила тяготу Своего положения.

Откровение Иосифу от Ангела Божия во сне о бессеменном воплощении от Девы Спасителя мира временно успокоило старца. Во время же путешествия в Вифлеем на перепись Иосиф стал снова «уязвляться печалью» по поводу непраздности Богоматери. Тогда Пречистая прямо сказала ему: «Что ты смущаешься и дряхлуешь, видя Меня непраздною? Ты не ведаешь страшного таинства, которое во Мне. Отложи всякий страх, познавая преславное. Ныне в Моем чреве Бог. Он нисходит на землю и принимает плоть по милости, хотя спасти людей. Ты Его увидишь по рождении, как Он благоволил, и в радости Ему поклонишься, как Твоему Создателю». Слова Пресвятой Девы Марии окончательно рассеяли тревоги праведного старца и утвердили верою в истине Боговоплощения. После того, если бы кто его спросил: «Иосиф! Скажи нам. Как ты приводишь в Вифлеем непраздною Деву, Которую принял от святых?», — то он твердо ответил бы: «Я исследовал пророков и, приняв от Ангела весть, уверился, что Мария несказанно родит Бога».

По прибытии в Вифлеем Пречистая почувствовала наступление времени родов. С поисками пристанища медлить было нельзя. Между тем, для бедной Святой семьи ни в одном городском доме не нашлось свободного места для ночлега. Лишь рядом с Вифлеемской гостиницей Иосиф нашел пустую пещеру, куда в ненастную погоду пастухи загоняли скот. Сюда он привел Деву-Агницу, чревоносившую Христа. «Вертеп показался Ей прекрасной палатой». Здесь-то Она безболезненно родила Богомладенца Христа, спеленала и положила Его, за неимением колыбели, в скотские ясли. Рождение Спасителя открывает Его непостижимое самоуничижение, обнищание, смирение и долготерпение.

В скотских яслях плотски возлегает Безначальное Божие Слово, держащее правление всем миром. Ясли, пелены, вертеп… Какие яркие образы убожества и Божественного смирения! В то же время какая непостижимая высота сокрыта здесь! Этот вертеп, в котором Дева рождает Творца, выше рая.

Сама Пречистая — Херувимский престол, ясли — вместилище Невместимого, Иосиф Обручник, мнимый отец Богомладенца,— символический образ Совета Отчего.

Навечерие Рождества Христова, Царские часы, 2-й тропарь на 9-м часе. 2 Навечерие Рождества Христова, Царские часы, 3-й тропарь на 3-м часе.

Блаженное чрево безмужней Богоотроковицы показуется мысленно превысшим неба, так как изводит Невместимого небом — Ангела Великого Совета Троицы. Богоматерь, как Божественная Мироположница, изливает благовонное миро и, как светлое облако, проливает на землю дождь небесной Жизни. В такой-то земной обстановке Сын Божий, неизменный Отчий Образ, принимает плотски вид раба без преложения Божественного естества и неотлучно от Отца Божеством. Так Безначальный начинается, Бесплотный воплощается, Неописанный описуется телом, Невидимый видится. Из девственных ложесн, как из облака воссиявает во плоти незаходимое Солнце и Звезда от Иакова, чтобы просветить благодатью всю подсолнечную.

В ночь Рождества Христова стали наглядны и понятны слова пророка Иоиля, видевшего на земле знамения крови, огня и столпов дыма (Иоил. 2, 30): кровь — это воплощение, огонь — Божество, столпы дыма — благоухание Святого Духа.

При Рождении Господа простерла земля свои плечи и приняла Создателя, родившегося от Девы в младенческом образе. Земля сама стала тогда небом». На ней наступила весна благодати, разорившая зиму безбожия». Ради человеческого спасения Христос Спаситель в воплощении воспринял нищету по подобию нашей. Богатый обнищал, чтобы благодатно обогатить бесчисленных грешников, обнищавших от греха и злобы диавола».

Пресвятая Богородица, спеленав Новорожденного Богомладенца, рабски поклонилась Ему, часто Его лобызала и, приникнув к Нему, промолвила: «Избавитель Мой и Бог! Как ты вселился во Мне?»

«Кого на земле возыменую Твоим Отцом, не знаю». «Содержащий все! Ты хочешь быть держимым Моими руками. Как буду повивать пеленами и питать сосцами Тебя, Младенца? Как назову Тебя Своим Сыном — Сущая Твоя Раба? Удивляюсь Твоей недомыслимой нищете». «Как Тебя вскормлю млеком, Сын Мой и Творец Мой?» «Вышний Боже и Невидимый Царь! Не могу разуметь Твоего таинства… Как Ты, Сущий в образе Божием, носишь образ Адамов… В рождении Ты не лишил матернего девства, и сохранил ложесна, как они были прежде рождения». «Сын Мой! Как понесу Тебя, Которого Небесный престол держит и пламенеет?» «Сын Мой! Как в яслях бессловесных восклоню Тебя, Избавляющего всех от (греховного) бессловесия?» «Сладкое Мое Дитя! Как держу Тебя, держащего Своим мановением весь мир?» В описанном разговоре Богоматери с Богомладенцем звучит голос обильной нежной любви, искрятся лучи высочайшего Богопознания, таится глубина смиренного самопознания и беспредельной материнской заботливости. Пока совершалась тайна Рождества Христова в вертепе и безмолвствовал сонный город Вифлеем, Провидение Божие неусыпно бодрствовало к возвеличению Богомладенца. Около Вифлеема, в некотором отдалении от него, раскинулись пригородные поля, на которых пастухи ночной порой пасли стада овец и по обычаю играли на пастушеских свирелях. Вдруг их облистала Господня слава в виде молниеносного света. Перед ними предстал Ангел Божий и сказал: «Старейшины над чредами пасомых стад! Прекратите игру на свирелях. Я возвещаю вам великую радость: ныне в Вифлееме родился Христос Господь, благоволивший, как Бог, спасти человеческий род. Славьте Его, благословенного Бога отцов… И вот вам знак. Вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях». Едва смолкло благовестие Ангела, как все небо над Вифлеемскими полями озарилось невыразимо ярким светом. В пространстве его явилось бесчисленное ангельское воинство, и с небесной высоты послышалось божественно-прекрасное пение: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Когда смолкла песнь Ангелов и прекратилось видение, изумленные пастухи обратились друг к другу: «Пойдем в Вифлеем, посмотрим бывшее и Божественного Христа». Дойдя до города со свирелями в руках, они вошли в вертеп и первыми на земле удостоились увидеть бессеменно воплотившегося Царя Христа, лежащего в яслях. Благоговейно склонились перед Богомладенцем и Богоматерью эти простые сердцем и внешне бедные, но богатые верой люди. Длительное время они безмолвно созерцали Господа, облекшего неприступность Божества в образ Сына Человеческого и после поклонения Ему, исполненные радости и умиления, возвратились к своим стадам.

Церковные песнопевцы, следуя Евангелию, упоминают в числе воздавших поклонение Богомладенцу, кроме Вифлеемских пастухов, еще трех персидских царей-волхвов. На родине они совмещали управление городами с изучением звездного неба и течения звезд. Им было хорошо известно предание древнего волхва и звездочета Валаама о появлении на небе особой звезды от Иакова перед рождением на земле Спасителя мира. За несколько месяцев до Рождества Христова взору этих царей-волхвов вдруг открылась на небосводе большая, необыкновенная и удивительно яркая звезда. Чувствуя, что в Иудее наступает время исполнения предсказания Валаама о пришествии на землю Спасителя, они прониклись желанием найти Его и поклониться Ему. По преданию, из трех разных восточных городов без предварительной договоренности друг с другом волхвы направились в Палестину, но на пути промыслительно встретились и уже вместе продолжали поездку. Для них поразительнее всего было то, что с самого начала их путешествия звезда двигалась перед ними на небе, как бы показывая им направление пути.

По этому поводу в рождественских песнопениях слышим следующие слова: «Христе! Ты — Звезда, воссиявшая от Иакова и исполнившая радостью мудрых наблюдателей звезд. Волхвы, начаток язычников, приводимых к Тебе, изучили древние слова пророка Валаама, и небо звездою призвало их на поклонение Тебе».

«Спаситель! Ты втайне родился от Девы, но небо в сем проповедало Тебя, предлагая звезду, как уста, и привело к Тебе волхвов, поклоняющихся Тебе с верою». Они шли из Эфиопии, Фарсиса и Аравии. Через продолжительное время царские путники, приведенные звездой, достигли Иерусалима и спрашивали у местных жителей: «Где есть Новорожденный Отрок — Царь, звезда Которого явилась на небеС Мы пришли Ему поклониться». Слух о приходе волхвов и цели их путешествия дошел до Иудейского царя Ирода. Смущенный известием о рождении в Иудее Царя, Ирод тайно призвал волхвов, выведал от них время появления звезды и просил в случае нахождения Младенца — будущего Царя — известить о месте Его жительства. По выходе из Иерусалима три путника, следуя за движущейся пред ними звездой, дошли до Вифлеема. Здесь звезда остановкой над вертепом, как перстом, показала им, где находится Богомладенец.

Церковно-литургические свидетельства говорят о том, что волхвы совершили поклонение Христу Спасителю не в доме, как о том свидетельствует Евангелист (Мф. 2, 11), а в вертепе. (Вероятно, слово «вертеп» при переводе Евангелия было заменено словом «дом»). Присутствие людей (волхвов) около вертепа побудило Пречистую Богородицу с Богомладенцем на руках выйти к ним, стоявшим перед входом в пещеру, и спросить: «Кого вы ищете? Как вижу Я, вы пришли из иной, дальней страны. Ваш облик и мудрость показывают в вас персов. Вы совершили удивительное шествие, придя ко Господу, странствовавшему свыше и вселившемуся в Меня, как Он Сам ведает». Затем, обращаясь к Держимому в объятиях Ее Богомладенцу, Она сказала: «Сыне! Пришли и стоят пред дверями восточные цари, узнавшие о Твоем рождении. Они принесли Тебе дары. Повели им видеть Тебя, Младенца, держимого на Моих руках и старейшего древнего Адама». Взглянув на волхвов, Пречистая молвила: «Войдите и посмотрите на Невидимого, явившегося видимо во младенческом образе».

Цари-волхвы вошли благоговейно, с усердием до земли поклонились безлетному Богомладенцу и Пречистой. Просвещаемые верой и исполняя Божественное пророчество псалмопевца Давида, они отверзли сокровища и принесли Господу отборные дары: чистое золото — как Державному Царю веков, ладан — как Богу всех, и смирну — как Бессмертному и вместе тридневному Мертвецу. В факте поклонения Христу Спасителю восточных царей песнопевцы отмечают начало обращения язычников к истинной вере и зарю их выхода из омрачения идолопоклонством. Три упомянутых волхва, возблагоговевшие перед Богомладенцем, до глубины души умилились лицезрением Его, Царя неба и земли, и вместе ужаснулись крайней нищете, окружавшей Его. В самом деле: «Что хуже вертепа? Что униженнее пелен, в которьгх просияло богатство Христова Божества». Возвращение их на восток совершилось уже не через Иерусалим, а иным путем. Царь Ирод счел такой поступок восточных правителей насмешкой над собой и в ярости дал приказ об избиении всех еврейских младенцев от 2-х лет и ниже как в самом Вифлееме, так и в его окрестностях. Кровавый замысел Ирода не коснулся Богомладенца. Праведный Иосиф перед этим кровопролитием, повинуясь откровению, бывшему свыше ему во сне, ночью взял Богоматерь с Богомладенцем и бежал в Египет.

Во время бегства Пресвятая Богородица, по словам песнопевцев, держала в объятиях Своего Сына и Бога и говорила Ему: «Сыне! При Твоем удивительном рождении Я избегла болезней. Ныне же душевно смущаюсь от печали, видя Тебя, бегающим от Ирода», Богомладенец как бы отвечал Пречистой: «О, Мать! Я иду в египетскую землю и там землетрясением низвергну египетских идолов. Моих же врагов, напрасно ищущих души Моей, пошлю во ад, как Единый державный. Почитающих Тебя вознесу и спасу».

Диалог Богоматери с Богомладенцем, приведенный в богослужебных тропарях, явно отражает черты древнего предания о причине пребывания новорожденного Спасителя в Египте. По преданию, в местах остановки Святого семейства на египетской территории все идолы, находившиеся в капищах, действительно чудодейственно низверглись и разбились. Окидывая мысленным взором историю Рождества Христова, сложенную выше по литургическим творениям святых отцов Церкви, мы находим в ней существенное единство с Евангельским повествованием. При всем том, в частностях святоотеческое освещение данного события имеет нечто оригинальное и характерное.

У песнопевцев, в частности, описано неизвестное из Евангелия душевное состояние Пресвятой Богородицы в доме Иосифа Обручника и в час рождения Богомладенца в Вифлееме. Отмеченные детали — плод светлого творческого вдохновения святых песнопевцев — драгоценны тем, что они как бы оживляют подробности Боговоплощения и передают настроение Богоматери, Вифлеемских пастухов и волхвов с востока. Содержание рождественских богослужебных песнопений вообще не просто повторяет Евангельскую историю, но осмысливает изображаемые здесь факты с точки зрения богословско-психологической. В связи с этим в стихирах и канонах праздника всюду встречаются литургические замечания о его общечеловеческом значении.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Источник: Лекции по литургике. М., 2002