• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
9 августа 2017 года

Преподобный Герман Аляскинский. Житие и поучения святого.

Тропарь преподобному Герману Аляскинскому

глас 7

Звездо пресветлая Церкве Христовы,/ на севере просиявшая,/ вся к Царствию Небесному путеводящая,/ учителю и апостоле истинныя веры,/ предстателю и заступниче гонимых,/ украшение изящное Святыя Церкве во Америце,/ преподобне отче Германе Аляскинский,/ молися ко Господу, Спасу нашему,/ спастися душам нашим.

Краткое житие. (по материалам сайта Валаамского монастыря).

Преподобный Герман родом из крестьян Кадомской провинции Воронежской губернии. Его семья жила недалеко от города Шацка. В 17 лет Егора Попова - мирское имя прп. Германа, забрали в рекруты, в армии он служил 11 лет, после чего он поступил сначала в Саровский монастырь, а затем по благословению отправился на Валаам. Всей душой отец Герман полюбил величественную Валаамскую обитель, ее настоятеля и всю братию. 

После тщательного испытания различными послушаниями игумен Назарий благословил молодого подвижника на постоянное жительство в лесу, в пустынном уединении. Академик Н.Я. Озерецковский, посетивший Валаамскую обитель в 1785 г., писал: "Нынешние пустынники ведут жизнь трудолюбивую. В обществе их, которое состоит, по крайней мере, из двадцати человек, не видно ни малейшего несогласия, они ничего не имеют порознь, а всем владеют вместе". По праздникам отец Герман приходил из пустыни в монастырь. И, бывало, на малой вечерне, стоя на клиросе, пел вместе с братией припевы канона: "Иисусе, сладчайший, спаси нас грешных", "Пресвятая Богородице, спаси нас", и слезы градом катились из его очей. Десять лет провел отец Герман в Валаамской обители в беспрерывных подвигах поста и молитвы, но Господу было угодно, чтобы он послужил на другом конце земли - на Аляске, среди народа, который еще не постиг истинной веры. 

В 1793 году была создана духовная миссия, получившая название Кадьякской, с центром на острове Кадьяк: «С Ладожского озера до далеких Курильских островов и берега Аляски простиралась тогда русская православная миссия, — отмечает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. — С тех пор в Соединенных Штатах началось развитие православной жизни. Американская Церковь возникла как результат миссионерских усилий Русской Православной Церкви, и в первую очередь — валаамских монахов…». 

Поначалу отцу Герману были поручены хозяйственные заботы. Позже, после смерти возглавлявшего миссию епископа Иоасафа и отъезда иеромонаха Гедеона, монах Герман до самой кончины своей стал для алеутов духовным отцом, пастырем и попечителем душ человеческих в доверенной ему миссии. Преподобного хотели посвятить в сан иеромонаха и возвести во архимандрита, но смиренный инок отказался от какого бы то ни было возвышения и до конца своих дней пребывал простым монахом: «Я – нижайший слуга здешних народов и нянька».  

Поистине, это уникальный случай в истории, когда единственный монах в миссии, не облеченный священным саном, становится ее духовным оплотом. Преподобный Герман был для местных жителей добрым пастырем и защищал их от злых людей, которые видели в островитянах только объект для жестокой эксплуатации. Непоколебимо и настойчиво, не имея никакой поддержки, кроме своей пламенной веры, старец продолжал свое заступничество за обиженных и угнетенных, видя в этом свой долг и призвание. 

В 1836 году старец Герман перешел от земных трудов к небесному упокоению на 81-м году жизни. В Америке над могилой святого была сооружена скромная деревянная церковь, освященная в честь преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. К большой частичке его мощей и сейчас можно приложиться в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря. И некоторые паломники, подходя к этой величайшей святыне, именно так впервые знакомятся с преподобным отцом Германом. 

Преподобный Герман Аляскинский совершил много чудес, но главное, это его Христова любовь к людям, и даже до сего дня верующие острова Кадьяк обращаются к святому Герману – «апа» (дедушка), он «поддерживает нас в земных нуждах и словами жизни вечной», так мы читаем в акафисте преподобному Герману Аляскинскому. 

Осенью 1819 г. экипажем американского судна была занесена на Кадьяк эпидемия гриппа. Болезнь начиналась жаром, сильным насморком и удушьем и оканчивалась конвульсиями, после чего люди умирали. Эпидемия быстро распространялась по алеутским селениям. Смертность была так велика, что алеуты вымирали целыми семьями, тела умерших находились в домах по многу дней, так как их некому было хоронить. «Здесь одни уже умерли, остыли и лежали подле живых, другие умирали на глазах; стон, вопль, раздирающий душу!» – писал главный правитель Российско-Американской компании Семён Иванович Яновский. Только монах Герман неутомимо посещал больных, уговаривал их терпеть, молиться, приносить покаяние, и приготовлял умирающих к смерти, оставшиеся в живых кадьякские алеуты еще больше полюбили отца Германа, который, рискуя собой, доказал им свою любовь во время постигшего их бедствия. 

Однажды на Еловом острове произошло наводнение. Жители в испуге прибежали к келье отца Германа. Он взял икону Божией Матери, вынес, поставил ее на морском берегу и стал молиться. После молитвы он сказал присутствующим: «Не бойтесь, далее этого места, где стоит святая икона, вода не пройдет». И наводнение тотчас прекратилось. Затем, обещая такую же помощь на будущее время - заступлением Пресвятой Богородицы, поручил он своей ученице, в случае наводнения, ставить икону на берегу. 

Как-то случился на Еловом острове пожар. Отец Герман вместе со своим учеником Игнатием провел полосу на земле, убрал мох вдоль нее и сказал: «Будьте спокойны - огонь не пройдет этой черты!» На другой день, когда не было надежды на спасение, огонь под сильным напором ветра достиг проведенной старцем черты, пробежал вдоль нее и остановился, не коснувшись густого леса, находившегося за чертой. 

Все свое время, свободное от богослужений, старец проводил в трудах. Недалеко от келлии раскинулся огород, где он копал грядки, сажал картофель, капусту и другие овощи, сеял ячмень. К зиме запасал грибы и рыбу. Плетенный короб, в котором о. Герман носил с берега морскую капусту для удобрения земли, был так велик, что обычный человек мог его поднять с большим трудом, а старец, к удивлению всех, переносил его на большое расстояние без посторонней помощи. Однажды видели, как о. Герман нес бревно, которое с трудом могли поднять четыре человека. 
  
Тайные подвиги и келейные молитвы преподобного Германа Аляскинского оставались неведомыми миру, но виден был окружавшим свет его благодатной жизни, проходившей в условиях полного самоотречения, нестяжательности и сурового пренебрежения всеми удобствами. Всем своим видом, всеми привычками святой Герман живо напоминал современникам древних отшельников, прославившихся подвигами воздержания и Богоугождения. Примеры житий святых угодников Божиих свидетельствуют о том, что каждый человек рожден для света, для добра, для красоты, для чистоты, для спасения, Апостол Павел называет святыми всех верующих христиан и смысл жизни христианина состоит в том, чтобы от образа, заложенного в каждом из нас, перейти к подобию Божию: «будьте святы, как Отец Ваш Небесный». 

История Русской Америки закончилась 30 марта 1867 года, когда Аляска и Алеутские острова были проданы США Императором Александром II, но Православие и русская культура по-прежнему здесь живы. Сейчас на Аляске около 90 православных приходов. Несмотря на то, что миссия преподобного Германа совершалась в Северной Америки, его иногда называют просто: «Просветитель Америки».

Поучения преподобного Германа.

«Од­на­жды при­гла­си­ли стар­ца на фре­гат, при­шед­ший из Санкт-Пе­тер­бур­га. Ка­пи­тан фре­га­та был че­ло­век весь­ма уче­ный, вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ный, он был при­слан в Аме­ри­ку по вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию для ре­ви­зии всех ко­ло­ний. С ка­пи­та­ном бы­ло до два­дца­ти пя­ти че­ло­век офи­це­ров, так­же лю­дей об­ра­зо­ван­ных. В этом-то об­ще­стве си­дел неболь­шо­го ро­ста, в вет­хой одеж­де, пу­стын­ный мо­нах, ко­то­рый сво­ею муд­рою бе­се­дою всех об­ра­зо­ван­ных со­бе­сед­ни­ков сво­их при­вел в та­кое по­ло­же­ние, что они не зна­ли, что ему от­ве­чать.

Сам ка­пи­тан рас­ска­зы­вал: «Мы бы­ли без­от­вет­ны, ду­ра­ки пред ним!» Отец Гер­ман сде­лал им всем один об­щий во­прос: «Че­го вы, гос­по­да, бо­лее все­го лю­би­те и че­го бы каж­дый из вас же­лал для сво­е­го сча­стья?»

По­сы­па­лись раз­ные от­ве­ты. Кто же­лал бо­гат­ства, кто чи­нов, кто кра­са­ви­цу-же­ну, кто пре­крас­ный ко­рабль, на ко­то­ром он на­чаль­ство­вал бы, и так да­лее в этом ро­де.

«Не прав­да ли, – ска­зал отец Гер­ман, – что все ва­ши раз­но­об­раз­ные же­ла­ния мож­но при­ве­сти к од­но­му, что каж­дый из вас же­ла­ет то­го, что, по его по­ня­тию, счи­та­ет он луч­шим и до­стой­ным люб­ви?»

«Да, так» – от­ве­ча­ли все.

«Что же, ска­жи­те, – про­дол­жал он, – мо­жет быть луч­ше, вы­ше все­го, все­го пре­вос­ход­нее и по пре­иму­ще­ству до­стой­нее люб­ви, как не сам Гос­подь наш Иисус Хри­стос, Ко­то­рый нас со­здал, укра­сил та­ки­ми со­вер­шен­ства­ми, все­му дал жизнь, все со­дер­жит, пи­та­ет, все лю­бит, Ко­то­рый Сам есть лю­бовь и пре­крас­нее всех че­ло­ве­ков? Не долж­но ли же по­это­му пре­вы­ше все­го лю­бить Бо­га, бо­лее все­го же­лать и ис­кать Его?»

Все за­го­во­ри­ли: «Ну, да! Это ра­зу­ме­ет­ся! Это са­мо по се­бе!»

«А лю­би­те ли вы Бо­га?» – спро­сил то­гда ста­рец.

Все от­ве­ча­ли: «Ко­неч­но, мы лю­бим Бо­га. Как не лю­бить Его?»

«А я, греш­ный, бо­лее со­ро­ка лет ста­ра­юсь лю­бить Бо­га, а не мо­гу ска­зать, что со­вер­шен­но люб­лю Его», – воз­ра­зил им отец Гер­ман и стал объ­яс­нять, как долж­но лю­бить Бо­га. «Ес­ли мы лю­бим ко­го,– го­во­рил он, – мы все­гда по­ми­на­ем то­го, ста­ра­ем­ся уго­дить то­му, день и ночь на­ше серд­це за­ня­то тем пред­ме­том. Так же ли вы, гос­по­да, лю­би­те Бо­га? Ча­сто ли об­ра­ща­е­тесь к Нему, все­гда ли помни­те Его, все­гда ли мо­ли­тесь Ему и ис­пол­ня­е­те Его свя­тые за­по­ве­ди?».

Долж­ны бы­ли при­знать­ся, что нет.

«Для на­ше­го бла­га, для на­ше­го сча­стья, – за­клю­чил ста­рец, – да­дим се­бе обет, что по край­ней ме­ре от се­го дня, от се­го ча­са, от сей ми­ну­ты бу­дем мы ста­рать­ся лю­бить Бо­га уже вы­ше все­го и ис­пол­нять Его свя­тую во­лю!»

Вот ка­кой ум­ный, пре­крас­ный раз­го­вор вел отец Гер­ман в об­ще­стве. Без со­мне­ния, этот раз­го­вор дол­жен был за­пе­чат­леть­ся в серд­цах слу­ша­те­лей на всю их жизнь!

Чтобы несколь­ко вы­ра­зить са­мый дух уче­ния от­ца Гер­ма­на, мы при­ве­дем сло­ва соб­ствен­но­руч­но­го пись­ма его. «Ис­тин­но­го хри­сти­а­ни­на, – пи­сал он, – де­ла­ют ве­ра и лю­бовь ко Хри­сту. Гре­хи на­ши ни­ма­ло хри­сти­ан­ству не пре­пят­ству­ют, по сло­ву Са­мо­го Спа­си­те­ля. Он из­во­лил ска­зать: не пра­вед­ныя при­и­дох при­зва­ти, но греш­ныя спа­сти. Ра­дость бы­ва­ет на Небе­си о еди­ном ка­ю­щем­ся бо­лее, неже­ли о де­вя­ти­де­ся­ти пра­вед­ни­ках. Так­же о блуд­ни­це, при­ка­са­ю­щей­ся к но­гам Его, фа­ри­сею Си­мо­ну из­во­лил го­во­рить: име­ю­ще­му лю­бовь, мно­гий долг про­ща­ет­ся, а с не име­ю­ще­го люб­ви и ма­лый долг взыс­ки­ва­ет­ся». Эти­ми и по­доб­ны­ми им рас­суж­де­ни­я­ми хри­сти­а­нин дол­жен при­во­дить се­бя в на­деж­ду и ра­дость, и от­нюдь не вни­мать на­но­си­мо­му от­ча­я­нию; тут ну­жен щит ве­ры.

Грех лю­бя­ще­му Бо­га не что иное, как стре­лы от непри­я­те­ля на сра­же­нии. Ис­тин­ный хри­сти­а­нин есть во­ин, про­ди­ра­ю­щий­ся сквозь пол­ки неви­ди­мо­го вра­га к Небес­но­му сво­е­му оте­че­ству, по апо­столь­ско­му сло­ву: оте­че­ство на­ше на Небе­сах. А о во­и­нах го­во­рит: «несть на­ша брань к кро­ви и пло­ти, но к на­ча­лом и ко вла­с­тем» (Еф.6:12).

Пу­стые ве­ка се­го же­ла­ния уда­ля­ют от оте­че­ства, лю­бовь к тем и при­выч­ка оде­ва­ют ду­шу на­шу как буд­то в гнус­ное пла­тье; оно на­зва­но от апо­сто­лов «внеш­ний че­ло­век». Мы, стран­ствуя в пу­те­ше­ствии сей жиз­ни, при­зы­вая Бо­га в по­мощь, долж­ны гнус­но­сти той со­вле­кать­ся, а оде­вать­ся в но­вые же­ла­ния, в но­вую лю­бовь бу­ду­ще­го ве­ка и через то узна­вать на­ше к Небес­но­му оте­че­ству при­бли­же­ние или уда­ле­ние, но ско­ро се­го сде­лать невоз­мож­но, а долж­но сле­до­вать при­ме­ру боль­ных, ко­то­рые, же­лая лю­без­но­го здра­вия, не остав­ля­ют изыс­ки­вать средств для из­ле­че­ния се­бя.».