• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
6 сентября 2018 года

Преподобный Аристоклий, старец Московский

Ста­рец Ари­сто­клий (в ми­ру – Алек­сей Алек­се­е­вич Ам­вро­си­ев) ро­дил­ся в 1846 го­ду в Орен­бур­ге, в бла­го­че­сти­вой кре­стьян­ской се­мье. В ран­нем дет­стве Алек­сей по­те­рял от­ца.

В де­ся­ти­лет­нем воз­расте по­сле тя­жё­лой бо­лез­ни у маль­чи­ка от­ня­лись но­ги. Мать Алек­сея Мат­ро­на слёз­но мо­ли­ла свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца об ис­це­ле­нии сы­на, дав обет по­свя­тить сы­на Бо­гу, а са­мой, по до­сти­же­нии сы­ном ино­че­ско­го воз­рас­та, уй­ти в мо­на­стырь.

В день празд­но­ва­ния свя­ти­те­ля Ни­ко­лая 6 де­каб­ря Алек­сей чу­дес­но ис­це­лил­ся

 Ко­гда сы­ну ис­пол­ни­лось сем­на­дцать лет, Мат­ро­на уда­ли­лась в мо­на­стырь.


В воспоминаниях о начале духовного пути старца, записанных со слов самого святого, схимонахиня Миропия писала:

      - Батюшка, скажите, как вы пришли ко Господу и давно ли?
      - Еще, когда в школу ходил. Бывало, приду из школы, возьму хлебца и в горы. И там наслаждался я молитвой к Богу. О, эти детские молитвы! До сих пор я не могу забыть их. Потом разлучились мы с моею родительницею. Она пошла в Успенский женский монастырь, а я - в мужской. Мы никогда с нею больше не виделись, ибо дали обещание пред Богом друг другу: не видеться и служить только Богу.

     В другом месте м. Миропия передавала такие слова старца: "Мы с матушкой, как ушли в монастырь, так и не виделись".


Пройдя этапы духовного становления и послушания в одном из российских монастырей, в 1879 году Алексей отправился на Святую Гору Афон, где поступил в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь под духовное руководство игумена схиархимандрита Макария (Сушкина) и старца-духовника иеросхимонаха Иеронима (Соломенцева).

 11 мар­та 1880 г. он был по­стри­жен в ман­тию с име­нем Ари­сто­клий, в честь кипр­ско­го свя­щен­но­му­че­ни­ка Ари­сто­к­лия Са­ла­мин­ско­го.

2 де­каб­ря 1884 го­да мо­нах Ари­сто­клий был ру­ко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на, а 12 де­каб­ря то­го же го­да – во иеро­мо­на­ха. 12 фев­ра­ля 1886 го­да иеро­мо­нах Ари­сто­клий по­стри­жен в схи­му без пе­ре­ме­ны име­ни.


В 1887 го­ду отец Ари­сто­клий при­во­зил в Моск­ву мас­лич­ную ветвь с ме­ста усе­че­ния св. вмч. Пан­те­ле­и­мо­на Це­ли­те­ля. С 1891 по 1894 на­сто­я­тель по­дво­рья Афон­ско­го Свя­то-Пан­те­ле­и­мо­но­ва мо­на­сты­ря. В те го­ды по­дво­рье раз­ме­ща­лось в неболь­шой го­род­ской усадь­бе на Боль­шой По­лян­ке – ее в сен­тяб­ре 1879 го­да по­да­ри­ла мо­на­сты­рю из­вест­ная бла­го­тво­ри­тель­ни­ца Аки­ли­на Алек­се­ев­на Смир­но­ва.

Несколь­ко лет отец Ари­сто­клий воз­глав­лял по­дво­рье и был на­сто­я­те­лем ча­сов­ни свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка и це­ли­те­ля Пан­те­ле­и­мо­на. Ста­рец об­ла­дал да­ром ис­це­ле­ния и про­зор­ли­во­сти и при­ни­мал еже­днев­но сот­ни лю­дей, нуж­да­ю­щих­ся в по­мо­щи. Мно­го­чис­лен­ные по­жерт­во­ва­ния ве­ру­ю­щих ста­рец раз­да­вал страж­ду­щим, опла­чи­вал обу­че­ние де­тей из бед­ных се­мей.

Ста­ра­ни­я­ми от­ца Ари­сто­к­лия с 1888 го­да на по­дво­рье на­чал из­да­вать­ся жур­нал «Ду­ше­по­лез­ный со­бе­сед­ник», ко­то­рый рас­ска­зы­вал о жиз­ни рус­ских мо­на­хов на Свя­той Го­ре, зна­ко­мил с жиз­не­опи­са­ни­я­ми афон­ских по­движ­ни­ков, с пись­ма­ми стар­цев к сво­им ду­хов­ным ча­дам. Бла­го­да­ря из­да­нию жур­на­ла рус­ские мо­на­сты­ри на Афоне ста­ли по­пол­нять­ся но­вы­ми по­слуш­ни­ка­ми, на щед­рые по­жерт­во­ва­ния рос­си­ян вос­ста­нав­ли­ва­лись по­стра­дав­шие от по­жа­ров мо­на­стыр­ские по­строй­ки, воз­во­ди­лись но­вые хра­мы.

Отец Аристоклий имел большую паству и много духовных чад, благодаря которым до нас дошли сведения о его чудотворениях. Вот один из случаев. Тяжело заболела духовная дочь старца - парализовало ноги. Отец Аристоклий пришел утешить ее и, когда уходил, сказал: «Чадушко мое любимое, не унывай, а молись и благодари Господа. Я вот пойду, и, когда буду выходить, ты подойди к окошку и помаши мне ручкой, а я помашу тебе». Больная смутилась: «Батюшка, я же не могу встать...» Старец улыбнулся: «Ничего-ничего. Помаши». Когда отец Аристоклий вышел за дверь, женщина почувствовала силу в ногах и встала. Подошла к окну и увидела батюшку, который помахал ей рукой, а она в ответ ему.

В 1894 го­ду по­сле лож­но­го до­но­са стар­цу при­шлось по­ки­нуть Моск­ву и вер­нуть­ся на Афон.


 В обители Святого Пантелеимона его назначили казначеем и духовником. Трижды, в феврале 1896-го, мае 1905-го и мае 1909 г. Аристоклий выдвигался Собором Старцев кандидатом при выборах наместника игумена, но жребий трижды миновал его. По воле Божией Матери ему был уготован иной жребий.

Пятнадцать лет духовные чада старца посылали письма в Синод и на Афон, в которых умоляли вернуть им любимого пастыря. Наконец собор старцев Свято-Пантелеимонова монастыря вновь назначил о. Аристоклия настоятелем подворья Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве.

В семидесятилетнем возрасте о.Аристоклию предстояло вернуться обратно в Россию, и с 29 ноября 1909 года он пребывает в Москве. 

По воз­вра­ще­нию стар­ца ты­ся­чи лю­дей вновь ста­ли при­хо­дить на по­дво­рье.

С 1909 по 1918 гг. на по­дво­рье бы­ли по­стро­е­ны два трех­этаж­ных зда­ния. В од­ном из них раз­ме­сти­лась биб­лио­те­ка. Дру­гое бы­ло от­да­но под бо­го­угод­ные за­ве­де­ния, а на тре­тьем эта­же в од­ной из уг­ло­вых ком­нат ба­тюш­ка устро­ил до­мо­вую цер­ковь в честь осо­бо по­чи­та­е­мой и лю­би­мой им ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Ско­ро­по­слуш­ни­ца». Храм был освя­щен уже по­сле смер­ти стар­ца – 30 сен­тяб­ря 1918 го­да чин освя­ще­ния со­вер­шил свя­тей­ший пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си Ти­хон. На том же этаже находилась и келия иеросхимонаха Аристоклия, где он принимал посетителей - в день не одну сотню человек. Он был опытным старцем, обладавшим дарами прозорливости, исцеления и чудотворения. Никогда его не видели гневающимся. Он излучал тихую радость.


Из воспоминаний монахини Евфимии:

     - У мамаши моей очень болела рука уже несколько лет. И каких только лекарств мы ни испробовали, и к каким докторам ни обращались, но боль не унималась. Я говорю раз: "Поедем к старцу, он поможет".

 Поехали утром. Старец был не совсем здоров и находился в келье. Он с такой любовью принял нас! А сам как-то все улыбался, сидел он не на своем месте, а как бы кого дожидаясь. Благословил нас и стал разговаривать. Взял руку, стал ее тереть. Я сняла с нее кофту, он все продолжал тереть руку, а сам улыбался, точно для нас у него было нечто утешительное, и он не мог от удовольствия не улыбаться. Потом оставил матушкину руку, дал просфорочку, помазал маслом и так, радуясь, отпустил. С тех пор болей не было. Думаю, мой старец и радовался, зная, что за его молитвы Господь исцелил мою мамашу.

 А как батюшка утешал меня своими беседами! Бывало, скажет: "Ах, чадо мое возлюбленное, если бы ты знала, как хочется мне спасти вас! Все бы претерпел ради вас, пусть Господь вас спасет! Только бы вас к Нему привести! Только бы вы спаслись, нет у меня большей заботы, как только привести вас ко Господу, и нет серьезнее дела на земле, как спасение души..." Батюшка всегда радовался, когда видел усердие наше, детей духовных, друг ко другу или к другим. У него была необычайная благодарность за малейшее участие со стороны другого. Удивительно он любил детей. И всегда - всегда его окружали дети, были такие приверженные к нему, что никак не хотели уходить от своего батюшки...

Бывало, старец идет из кельи двором, а уж народ его ожидает, он всех благословит, затем ему подадут ящик небольшой с кормом для голубей, и батюшка с молитвой им насыплет и благословит. И так каждое утро, а голуби - где только не усядутся, дожидаясь его. Потом старец входил черным ходом, и дети его уже ждали вместе со старшими, с парадного же впускались только взрослые. Сперва он принимал всех с детьми, а потом шел в большую комнату, всю заставленную иконами, наподобие часовни, для общего благословения. Батюшка изнемогал от народа, бывали дни, когда он принимал не одну тысячу человек.

... А вот еще, какой случай был с одной моей знакомой, жившей у Хитрова рынка. Не ладилась у нее жизнь, а однажды так припекло, что решила она утопиться. Побежала она на мост и уже хотела броситься в Москва-реку, как вдруг какая-то сила отбросила ее назад. Рядом никого не было, но на нее напал неизъяснимый страх, и ей захотелось поскорее уйти от того места, да и решимость свести счеты с жизнью куда-то пропала. Долго ей не давал покоя охвативший ее на мосту в ту ночь страх. Ей посоветовали пойти к старцу Аристоклию - уж он-то все знает. И она пришла к батюшке, рассказала ему все, как было. А старец выслушал и говорит: «Божия Сила тебя оттолкнула. Ты хоть женщина и распутная, да за твою доброту, что и есть ты одна не сядешь и кружки воды одна не выпьешь, - вот за это тебя Господь и помиловал». Эти слова старца перевернули в ней душу. И знаете, ведь исправилась она, стала к старцу ходить за советом. Здесь мы с нею и познакомились. Вот как бывает. Всяк по-своему к Богу-то приходит.

≈ Старец Исаия был очевидцем воскрешения по молитвам старца Аристоклия мертвой девочки, об этом он сам рассказал после смерти Аристоклия старцу Даниилу из Донского монастыря. Однажды к старцу Аристоклию пришла женщина, неся на руках мертвую девочку. Она рассказала, что приехали они из Рязани, так как были наслышаны о чудесах старца. Она везла ему свою больную доченьку в надежде, что батюшка исцелит ее. Но в дороге девочка скончалась. И теперь мать умоляла старца оживить дитя. Она не сомневалась в силе молитвенного предстательства старца пред Господом и с верою ждала от батюшки чуда. И чудо свершилось: по молитвам старца Аристоклия девочка ожила и исцелилась от болезни. Мать прижимала к себе ожившую дочку и не могла найти слов благодарности, а лишь повторяла: "Дай Бог вам здоровья, батюшка, дай Бог вам здоровья!"


  В последние годы жизни у отца Аристоклия обострились хронические заболевания, он страдал водянкой и болезнью ног, но несмотря на это, продолжал принимать людей. Как и  его небесный покровитель Аристоклий Саламинский, которого облистал Божественный свет, и Господь велел нести свой крест до конца. Вокруг кипела новая, растревоженная революцией жизнь, нарастали нападки на Церковь и священнослужителей, недавно была расстреляна царская семья... В тяжелое смутное время по молитвам старца люди спасались от голодной смерти, выходили из тюрьмы, избегали расстрела. Благодаря ему, многие неверующие обратились к Богу.

 Преподобный Аристоклий блаженно скончался 24 августа (6 сентября) 1918 года в своей келье на Полянке, в двенадцатом часу ночи. Последний раз обратив свой молитвенный взор на горячо чтимую им икону «Скоропослушницы», он трижды истово перекрестился большим крестом и тихо предал свою душу в руце Божии.  

Утром к келии стали стекаться массы людей, почитавших старца, хотя официально о смерти объявлено не было из-за большевиков. Все московские монастыри предлагали похоронить отца Аристоклия у себя на кладбище. Однако монахи подворья решили, что он должен остаться на Полянке.

«Пока хлопотали о разрешении, - писал в письме архимандриту Кирику монах Иларион (преемник отца Аристоклия), - тело старца находилось в храме четыре дня, и в это время что творилось возле гроба, даже и трудно описать: море слез было вылито его духовными чадами и почитателями; тут были люди всяких званий и рангов, и каждый изливал пред его прахом свою скорбь. Да, все имели к нему... большую любовь и веру».

Отпевали старца Аристоклия три московских владыки: епископ Арсений (Жадановский), епископ Трифон (Туркестанов) и архиепископ Можайский Иоасаф (Каллистов), настоятель Богоявленского монастыря, исполнявший в то время обязанности митрополита Московского.


Пер­во­на­чаль­но ста­рец Ари­сто­клий был по­хо­ро­нен в мра­мор­ном скле­пе усы­паль­ни­цы по­дво­рья. Од­на­ко по­сле ре­во­лю­ции все мо­на­стыр­ские вла­де­ния под­ле­жа­ли на­цио­на­ли­за­ции, а до­мо­вые церк­ви – лик­ви­да­ции. На по­дво­рье на­ча­лись обыс­ки, аре­сты, кон­фис­ка­ции. В ян­ва­ре 1919 го­да был аре­сто­ван на­сто­я­тель Пан­те­ле­и­мо­но­вой ча­сов­ни иеро­мо­нах Ма­ка­рий. По­это­му ду­хов­ные ча­да стар­ца при­ня­ли ре­ше­ние о его пе­ре­за­хо­ро­не­нии, и в 1923 го­ду иерос­хи­мо­нах Ари­сто­клий был пе­ре­за­хо­ро­нен на Да­ни­лов­ском клад­би­ще Моск­вы.

Даже о том, что он будет похоронен на Даниловском кладбище, батюшка знал заранее. Это видно из рассказа духовной дочери отца Аристоклия, А. П. Солнцевой, которая очень хотела, чтобы старец навестил ее дома. Когда она отважилась, наконец, его об этом попросить, батюшка ей ласково ответил: «Чадо мое возлюбленное, скоро, скоро я к тебе приду. Приду навсегда». Когда вскоре батюшка умер, так и не побывав у нее в гостях, она отказывалась в это поверить, так как старец никогда никого не обманывал. А жила она в Духовском переулке, рядом с Даниловским кладбищем, и всегда спрашивала, завидя похоронную процессию, кого хоронят. И однажды услышала: «Великого старца, иеросхимонаха Аристоклия». Потрясенная, выронив ведра, она шла, плача, за батюшкиным гробом и все повторяла: «Прости! Прости, батюшка, что я тебе, глупая, не поверила...

 Голуби, которых старец при жизни любил кормить и о чем-то с ними ласково разговаривать, слетелись со всех сторон огромной стаей и, кружась, образовали в небе живой крест, осеняя им старца Аристоклия до самой могилы, рассказывал старец Даниил.


 После смерти старца чудеса продолжались. По молитвам к нему люди спасались от голода и даже от самой смерти. Есть совершенно уникальный случай, который произошел во время Великой Отечественной войны, о нем рассказала раба Божия Мария. В 1941 году ее послали копать траншеи недалеко от Даниловского кладбища. Во время перерыва одна работница предложила сходить на кладбище к отцу Аристоклию: «Пойдем поклонимся его могилке, он помолится за нас». Мария и некоторые другие согласились и позвали еще женщин, но те были неверующими, они начали ругаться и непристойно отзываться о старце. Православные ушли, помолились на могилке у батюшки, приложились к ней и вернулись обратно. И что же они увидели? Во время авиационного налета немцы сбросили бомбу - взрывной волной и осколками убило тех, кто хулил старца...

В 2001 го­ду Си­но­даль­ная ко­мис­сия по ка­но­ни­за­ции свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, изу­чив по­сту­пив­шие ма­те­ри­а­лы, сде­ла­ла за­клю­че­ние, что пре­пят­ствий для про­слав­ле­ния стар­ца иерос­хи­мо­на­ха Ари­сто­к­лия в ли­ке пре­по­доб­ных как мест­но­чти­мо­го мос­ков­ско­го свя­то­го нет.

Ле­том 2004 на Да­ни­лов­ском клад­би­ще бы­ли об­ре­те­ны свя­тые мо­щи стар­ца.

6 сен­тяб­ря 2004 го­да ста­рец Ари­сто­клий был про­слав­лен в ли­ке мест­но­чти­мых свя­тых Моск­вы и Мос­ков­ской епар­хии в лике преподобных.

13 но­яб­ря 2004 го­да свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Ари­сто­к­лия бы­ли пе­ре­не­се­ны крест­ным хо­дом из Свя­то-Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря на Афон­ское по­дво­рье Моск­вы.

Сей­час мо­щи пре­по­доб­но­го, а его келейная икона "Скоропослушница" пре­бы­ва­ют в хра­ме свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ни­ки­ты на Афон­ском по­дво­рье Моск­вы.


О чуде исцеления, произошедего по молитвам святого Аристоклия в 2005 году, рассказал настоятель Афонского подворья в Москве игумен Никон: "В монастырь в ноябре прошлого года перенесли с Даниловского кладбища мощи почитаемого московского святого старца Аристоклия, последнего в период гонений на Церковь настоятеля Афонского подворья, скончавшегося в 1918 году. Тогда же на торжестве были священники из Владимирской епархии, которые увезли с собой освященное масло из лампады, горевшей у мощей".

Как сообщил потом в письме владимирский иерей Владимир Ведерников, он передал флакончик прихожанам местного храма супругам Александру и Марине, у которых родился младенец с нераскрытыми глазками. "Они очень скорбели, и батюшка, утешая молодых родителей, вручил святыню и рассказал, как при жизни старец Аристоклий своими молитвами исцелил 10-летнего мальчика, который от рождения не открывал глаза". "В тот же день вечером ко мне прибежала мать Марины с радостным известием, что глазки у Коленьки открылись после того, как ему их помазали священным маслом", - написано в письме священника.


  В 2016-м году Архиерейский Собор РПЦ благословил общецерковное почитание преподобного Аристоклия Московского, включив его имя в молитвослов Русской Православной Церкви. День памяти 6 сентября (24 августа ст.ст.).

Преподобне отче Аристоклие, моли Бога о нас!

источники: "Азбука веры", "Русская народная линия"