• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
5 сентября 2018 года

О преодолении внутренней конфликтности

≈ Беседа с сестрами Алексеевского женского монастыря духовника обители протоиерея Артемия Владимирова


О преодолении внутренней конфликтности и умении сохранять душу спокойной, об искусстве общения с людьми, о прохождении послушания с достоинством 

Матерь Божия обрела меру всех вещей, ни в чем не погрешая, не оскудевая, Она успевала и большое и малое, относящееся к богоугождению. И мне кажется, что Ее духовный образ  - это и есть разрешение всех недоумений современных иноков и инокинь.

Многие справедливо жалуются на то, что в России по понятным причинам была разорвана преемственность, утеряна традиция, и начальствующие, и подчиненные часто ощупью, в потемках двигаются к заданной цели.  И вопросов об устроении как внешней жизни, так и внутренней, больше, чем ответов на них в наше время. И вместе с тем, если стараться размышлять и обращаться к Матери Божией в простоте сердца, то, убежден, ответы на эти вопросы, а они для каждого из нас индивидуальные, отыщутся. 

Недавно размышляя об отношениях между начальствующими и подчиненными,  я подумал о том, что главная беда и трудность, которая часто съедает многие добрые инициативы, обессиливает многие установления, это внутренняя конфликтность как неумение в большей степени подчиненных, а в известной степени и начальствующих, созидать все необходимое для совокупного соборного труда. И действительно, на исповедях священники часто слышат признания в том, как зачастую трудно решать самые необходимые и насущные задачи именно потому, что не хватает у современных людей чего-то очень существенного и важного для выстраивания, во славу Божию, тех многогранных связей, отношений, которые присущи живому организму, телу Христову. 

И иногда я размышляю над изречением преподобного Нектария Оптинского, который говорил, что всякое послушание нужно проходить с достоинством. Вот это слово «достоинство»  - достаточно таинственное. Потому что, речь идет, конечно, не о гордости, не о самолюбии, не о каком-то самоцене, но о чем-то духовном, синонимичном словам «благородство», «великодушие», «мудрость».

И когда мы взираем на Матерь Божию, то, мне кажется, начинаем понимать, в чем это достоинство христианской личности, а именно в благодати Божией, которая почивает в простых и незлобивых, смиренных сердцах. И как говорят, достоинство христианина познается в искушениях, в испытаниях, хотя бы самых маленьких, самых будничных. И тот, кто не обращает внимания на малости, готовя себя к делам великим, много ошибается, потому что мелочей, как известно, в жизни духовной нет. 
 

И все мы почти, без исключения, каемся в том, что очень часто наши души посещает смущение, ропотливость; каким угодно способом, но не ровным, не мирным устроением духа мы отзываемся на неприятности, вступаем между собою в какое-то словопрение.

Трудно принимать замечания, всегда почему-то мы это относим к нашей личности, а не к делам, которые нуждаются в исправлении. И доказательство тому - внутренние обиды, которые мы не высказываем или высказываем, если лицо, вызывающее наше неудовольствие, находится с нами на равных. И подчас из этих огорчений больших и маленьких, смущения, неудовольствия, печали, которая за ними следует, соткан весь световой день.

Представьте себе, если человек не научился выходить сухим из воды, если он наступает все время на одни и те же грабли, то закономерно приходит чувство какого-то душевного изнеможения, отсутствия вдохновения, радости. Не чувствуешь ты себя на своем месте, а тут лукавый подкидывает сомнение: а своим ли делом ты занимаешься, и чего ради ты попал в эти обстоятельства, где дух твой постоянно уязвляется и страждет? И думаешь: там хорошо, где меня нет. Воображению рисуются какие-то иные служения, иные призвания, иные послушания. Все они хороши, только бы уйти от самого себя, выйти из той ситуации, из того контекста человеческого общения, которое составляет твою нынешнюю жизнь. 

И многие люди, особенно мирского устроения, всю жизнь так вот и гоняются за призраками, ищут какие-то оазисы, пред их умственным взором возникают миражи. И многие, как в миру, так и в иночестве превращаются в перекати-поле: это люди, нигде не задерживающиеся и ничем не удовлетворяющиеся, помышляющие о стране обетованной, а никак ее не получается обрести. Это такой порочный круг мыслей, чувств, надежд, чаяний, из которого, подчас, человек не выходит до смерти, превращаясь закономерно в брюзгу, никем и ничем не довольную личность, склонную к критике и гиперкритицизму.

И вообще, личность, отводящая душу в переливании из пустого в порожнее – типичный образ юродивой девы, которая как будто бы находится в преддверии райского чертога, а на деле не знает сама себя и производит неправду. То есть, соткана из тщеславия, мнительности, обид, осуждения, недовольства, утомления, неудовлетворенности.



Но, мне кажется, для того, чтобы разрешить кардинально эти беды и выйти из этого порочного круга, нужно духом сродниться с Богородицей. А это, можно сказать, первая задача человека, вошедшего в обитель. Нужно выйти из этого порочного круга, уметь возвыситься над ситуацией и побеждать рознь мира сего той благодатной мудростью, смирением и любовью, которые мы обретаем в Матери Божией. Вот тогда-то и приходит понимание того, как проходить свое послушание и выполнять свое дело с достоинством. Я бы называл это достоинство еще таким словосочетанием: аристократизм духа. Аристократизм духа или, если хотите, хорошее воспитание душевное и духовное.

Мы говорили часто о том, что не всегда и не все ставят перед собой задачу бороться с внутренним раздражением, поминутно закипающим в нашей душе. Однако, нетрудно увидеть, что диавол всегда нас своим коготком достанет, если мы усвоили эту немирность духа как привычку, как навык, как вторую натуру. И, наверное, первый дар, который Матерь Божия хочет сообщить своим служителям и служительницам, это равновесие ума и сердца. Опытное безгневие, умение сохранять душу спокойной, умение сопротивляться той взбаламученности, турбулентности, немирности, которые пытаются все время завладеть нашим сердцем и которые, как вирус заразный, перекочевывают из одной души в другую. 


Конечно, думать, что есть такие счастливчики, которые от рождения чужды этому греховному состоянию, в то время как тебе этого не дано, было бы неправильно. У Матери Божией нам должно испрашивать этого навыка, свойства. И первую задачу, которую должен себе в общежитии ставить человек во всех обстоятельствах – приятных, неприятных, форсмажорных – сохранять то, что называется присутствием духа, болезненно не реагировать на искушения. Как говорил пророк Илия: «Жив Бог, перед Которым я стою». Если мы действительно в общении с людьми не забываем Господа и предстоим Ему, то при определенной сдержанности – это признак хорошего воспитания – и внутренней обращенности к Богу нам удается сохранять дистанцию между собой и ближним. Эта дистанция должна быть заполнена, так сказать, Божией благодатью. Никогда не принимай близко к сердцу то, что тебя выводит из равновесия, не клюй ни на какую приманку, как рыба, не видя крючка, заглатывает наживку. Всегда постой, подумай, сделай паузу, потом уже отвечай. 

К сожалению, в большинстве своем мы нажили этот навык – тотчас реагировать на обстоятельства неровным образом. Затем потихонечку отходим, и видим, что были и другие пути и возможности разрешить конфликтную ситуацию. Всегда в душе остается определенная горечь, опустошение, если мы наступили на одни и те же грабли. Вот Матерь Божия первый урок подает тем, кто хотел бы быть Ее духа. Это умение немножко отстраниться от искушающих обстоятельств, сохранить сердце мирное, спокойное. Почему Она именуется «горою преосененною» – Ее покрывало облако благодати, и злые духи не могли никогда достать до Ее сердца, потому что она всегда пребывала в молитвенном расположении духа.

Опыт действительно показывает, что большинство огорчений, на самом деле, не суть огорчения. Если нам удается сдержаться, не взбрыкнуться, говоря светским языком, не ответить ударом на удар словесным, то через 3-5-10 минут дух человека совершенно успокаивается. И он способен рассуждать о том, как в этой ситуации ему действовать, сохраняя себя в мире Христовом. 


Второе, о чем бы хотелось сказать, говоря об умении следовать стопам Богородицы, это, конечно, благожелательность как образ общения с людьми. Это даже не духовная добродетель, а душевная, достигающаяся с помощью самовоспитания. Действительно, иногда человек по букве прав, а по духу не прав. Когда мы поспешим новичку или неосведомленному человеку сказать: «Не положено! Не принято! Нельзя! Хода нет! Отойдите!» Как ни странно, выполняя свою миссию, мы в главном не преуспеваем. Люди остаются часто огорченными, недовольными. И ты сам чувствуешь ущербность этой методы, потому что быть правым и по букве и по духу, это, конечно же, большое искусство. Заключается оно в том, чтобы, по учению мудрых, неприятные вещи говорить с приятностью. 

Вот Матерь Божия никого никогда не огорчала, хотя была строгой, как мы можем догадаться, и не шла ни на какие духовные компромиссы. Неприятные вещи говорить с приятностью. Такой приятностью может быть просто ласковый взор, просто снисходительная улыбка, какое-то слово ободрения, утешения. И в данном случае я говорю не о любезности, которая, конечно, необходима для церковнослужителей, но умении сохранять в мире собственную душу. Если мы обходительно, человеколюбиво, снисходительно обошлись с человеком, так что он, и не получив желаемого по тем или иным причинам, получил все-таки от нас какое-то доброе слово, то душа остается в мире и она возрастает в благодати Божией. 



Конечно, думается, что с нас, священнослужителей и с вас, церковнослужителей, в этом отношении первый спрос. И это главное упражнение для человека, не живущего в пустыни, но окруженного людьми. Люди совершенно разные, не все из них адекватные, через иных явно действует искушение, иные просто провоцируют человека, находящегося на своем посту и службе. А вот уметь это разгадать, уметь это какие-то образом превозмочь, уметь возвыситься над ситуацией, выстроить дистанцию, так чтобы и овцы были целы – это наша душа, если она действительно не козлище, а овечка - и волки сыты, то есть, не дать повода ищущему повода. Матерь Божия, конечно, этому научает. Как говорит апостол Павел: «Облекитесь в благоутробие Божие». Человек с теплым и согретым молитвенным дыханием сердцем всегда найдет выход даже из самой трудной ситуации. 

Обратим внимание на удивительное наставление игумена Никона Воробьева, он часто своим чадам духовным говорил: лучше повредить делу, чем нарушить мир. Ну что значит, повредить делу? Конечно, речь не идет о небрежном отношении к своему послушанию, но нельзя ломиться в открытые ворота. Нужно уметь выждать. Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет. Если я вижу, что человек не в духе, ну та же моя сотрудница, напарница, то лучше подождать минутку и найти какое-то другое слово, другой подход, но не раздирать одежды своей души, не терять мир, который не так-то просто восстанавливается. 



Безусловно, Богородице, как мы слышим из свидетельства о Ней, было свойственно искусство применения – Она с каждым говорила на его языке. В пастырском богословии есть такой термин – пастырское применение – умение быть всем для всех. Общаясь с человеком, вы должны попытаться понять его устроение, меру его просвещенности, его круг его понятий, кто он и что он, с тем, чтобы, обращаясь к нему, говорить на его языке. С малышом – на языке ребенка, с семейным иначе, с пожилым еще как-то. И это, конечно, искусство, которое приобретается не сразу.

Я думаю, что это менее вычитывается из книг, сколько достигается молитвой, потому что Дух Божий руководствует нас. Как говорил Тихон Задонский, любовь всегда подыщет слова. Человек, сердце которого настроено на любовь во Христе, чувствует струны человеческой души и умеет и помолчать, и сказать слово. Речь идет, конечно, не о хамелеонстве, не о приспособленчестве, потому что в основе этих пороков лежит какое-то корыстное намерение, желание чего-то добиться от человека в своих интересах. А желание угодить Богу освящает наше общение и делает человека мудрым, обходительным, благорасположенным, умеющим подобрать в данный час то единственное слово, которое будет принято нашим собеседником. 



И последнее, о чем мне хочется сказать сегодня. Обратим внимание, что заповедь «возлюби ближнего, как самого себя», заповедь очень объемная. Полнота исполнения этой заповеди приходит к нам тогда, когда мы держимся обеими руками за ризу Христову. Вот эта заповедь «возлюби ближнего как самого себя» имеет очень ясный простой признак, что вы нащупали, так сказать, самую сердцевину Христова учения, Христовой любви. Какой это простой и ясный признак? Это когда во время общения с человеком вы чувствуете какой-то приток радости. Действительно, перед вами Божий образ, сам Христос таинственно стоит за человеком. И, вступая с кем бы то ни было в общение – с сестрой во Христе, со случайно подошедшим человеком, с группой людей, которые о чем-то нас спрашивают, с начальствующим ли общаетесь, со священником, но между нами действительно Господь. Душа всегда отзывается радостью на общение с Богом. И признак того, что вы вошли во вкус духовной жизни, это как раз, на мой взгляд, такое внутреннее взыграние духа, что вам есть возможность послужить разумным Божьим созданиям. 

Между прочим, этим определяется вообще истинность выбранного вами призвания. Если учитель, общаясь с детьми, ничего подобного не чувствует, а просто он выполняет свой долг холодно и буквально, тяжелое положение у такого педагога. Если священник, общаясь с паствой, думает, как бы от нее поскорее сбежать, а люди  - это всегда тяжесть, это всегда какое-то обременение, всегда тысяча проблем, в которые вникать достаточно тяжело – тоже батюшка теряет крылья вдохновения, и не скажу, в кого превращается. 

И, конечно, иноки и инокини, послушницы, монастырские люди, работники, сотрудники, должны испрашивать у Богородицы умения вот этого полновесного, полнокровного служения людям. Радость мы не можем генерировать в себе, это было бы странно и нетрезвенно. Но человек реально от Господа Бога получает поддержку и внутреннюю полноту, если он идет правильным путем. И это имеет очень еще ясные обертоны, отзвуки, отсветы в нашей душе. 



К сожалению, видно, что не во всех живет такая философия: сам погибай, товарища выручай, – ну это уж очень высоко. Не всякий вообще руководствуется словами Христа: «Носите бремена друг друга и так исполните закон Христов». Но в правильном устроении находится человек, которому легче самому что-то сделать, чем выдавливать из своего собрата, продавливать то или иное дело благое. Но когда мы все-таки сохраняем такую легкость, улыбчивость, когда мы в Боге, то, как правило, люди отзываются на доброе предложение посодействовать, помочь, посотрудничать. 

Ну и, конечно, человек, который открещивается, точнее, отбрыкивается от того, что ему просто положено по ситуации делать, если он избирает такую жизненную философию как собственный принцип, безусловно, в этом есть определенная неадекватность, в этом он, безусловно, немножко несчастный. Можно расписаться в своей немощи, но в каком-то объеме, ты обязательно можешь, должен за дело взяться и выполнить. А там, где есть сотрудничество, там всегда Бог все чудесно восполняет, подкрепляет. И хотелось бы, дорогие друзья, чтобы вот в этих маленьких этических вещах больше мы над собой работали. 

К сожалению, я говорю это как пастырь, это не про здесь присутствующих, а вообще хочется сказать, часто люди, втянутые или вошедшие в орбиту церковного трудничества, практически не думают о спасении своей души. Они в себе столько имеют негатива. У них есть все – профессиональные навыки, умение, понимание, но вот умение легко общаться друг с другом,  к сожалению, не на каждом шагу встречается. Пусть даже наедине с самим собою я буду грызть ножки стульев, но все-таки в общении с человеком я должен выдать на гора́ то светлое, милое, радостное, что превращает нашу жизнь в Божий рай.

Протоиерей Артемий Владимиров

источник: http://www.hram-ks.ru

≈ Фотографии Татьяны Шибаевой (Вологда)