• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
17 мая 2020 года

О живой воде. Слово в Неделю о самаряныне

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Господь Иисус Христос со своими учениками шел из Иудеи в Галилею. Между Иудейской и Галилейской землей находится земля Самарийская — Самария. Между жителями одной и другой провинции существовала глубокая религиозная вражда. Эти племена были настолько разобщены, что, конечно, не могло быть и речи о каком бы то ни было общении между ними — нельзя было вместе ни есть, ни пить… Однажды, Господь говорил: «На путях языческих не ходите, и в город самарянский не входите» (Мф. 10, 5). А вот Ему пришлось идти из Иудеи в Галилею через Самарянскую землю.

Самарянская земля была населена потомками праотца Иакова, у которого был сын Иосиф. О нем вы слышали и, наверное, помните. И именно от праотца Иакова остался на этой земле колодец — источник Иаковлев. Из этого колодца, стоявшего посреди пустыни и, следовательно, очень драгоценного для путника, иудеи не могли пить воду, потому что они себя бы оскверняли этой водой — такова была вражда между ними.

В знойный день Господь Иисус Христос идет с учениками мимо этого колодца, останавливается около него, посылает учеников в близлежащий город купить пищи, а Сам садится у колодца в ожидании. В это время к колодцу подходит женщина–самарянка. Она уже, очевидно, издали увидела что сидит у колодца усталый иудей, которому нужно напиться. Она несет водонос, чтобы наполнить его водой и, конечно, естественно было бы, предложить Ему напиться воды. Но она уверена, что Он сочтет это за величайшее религиозное оскорбление и не решается этого сделать. Можете себе представить, каково было ее удивление, когда этот путник — иудей, обращается к ней и просит напоить Его водой из этого колодца! Конечно, она растерялась… Она настолько недоумевает, что вместо того, чтобы исполнить Его просьбу, видя как Он жаждет, она Ему говорит: «Как! Ты, иудей, можешь у меня просить напиться воды» (Мф. 4, 9)? И вы можете себе представить, как она была поражена, услышав: «Если бы ты знала, КТО у тебя просит воды! Ты бы сама просила воды у Меня, потому что Я могу дать тебе живой воды, а не такой, как эта» (Мф. 4, 10).

Бедная самарянка совсем ничего не могла уже понять: иудей к ней обращается, разговаривает, да еще и говорит совершенно непонятные вещи о какой–то живой воде, которой Он может напоить ее… Он, у которого нет даже черпака, чтобы почерпнуть из этого источника, Он, который Сам у нее просит воды, Он может ее напоить какой–то живой водой? Какой? Что это за живая вода?

Она ничего не понимает, потому что не может вырваться из круга тех интересов, тех понятий, в которых она воспитана, к которым она привыкла в своем обыкновенном, каждодневном обиходе в быту. Ничего не понимая из того, о чем идет речь — о какой–то другой воде, а не этой, простой — она говорит Ему: «Если Ты можешь меня напоить такой водой, так, пожалуйста, дай мне этой живой воды, чтобы я уже сюда больше не ходила, чтобы больше не нужно было носить в этом водоносе воду!» Она остается в кругу своих собственных понятий и выйти из этого круга материальных понятий — материалистических, мы бы теперь сказали — она не может. Какая там другая вода?.. Понять, что речь идет образная, она не в состоянии.

Есть разные жажды у людей: телесная — простой воды, но есть и жажда души. Человек жаждет не только телесно, а и душой. Он жаждет добра, жаждет познать истину. Наша с вами душа современного человека стала теперь иной; она не такая, какой была 2000 лет тому назад у людей, к которым обращался непосредственно Господь Иисус Христос, Его ученики. Но как нашей душе, так и тогдашней, эта жажда свойственна — она вечна. «Я хочу знать: что такое добро, что такое зло; как я могу освободиться от зла, которое меня мучает? А есть радикальное зло — смерть. Что после смерти меня ждет? Я только здесь живу, или принадлежу еще и вечности?» Эти вопросы стояли перед человеческим сознанием как тогда, так и сейчас. Они стоят и перед нашим сознанием — очень усложненным, прошедшим огромные испытания, имеющим особенный опыт… А все равно они стоят, и терзающая людей жажда разгадать тайну бытия, тайну жизни была как тогда, так и теперь она есть и всегда будет.

Господь Иисус Христос говорил самарянке о духовной жажде, но она понять Его совершенно не могла. Повторяю: выйти из круга своих привычных, обычных понятий она была совсем не в состоянии. Господь ей говорит о живой воде, текущей в жизнь вечную, которую Он может дать человеку. Он говорит ей о вечности, о силе, которая вводит человека в вечность. Это та сила — живая вода, как образ — которая волею Отца через Сына в Духе Святом подается нам. Мы с вами называем ее Божественной благодатью. Живая вода, о которой говорил Христос самарянке — это благодать Божия. Что такое благодать? Благодать есть свойство Божие. Она не сотворена, она — не творение. Один богослов праведной жизни, святой отец — Григорий Палама — прямо называл силу Божию — Богом: «Это — Сам Бог!» Сила Божия подается людям. И Христос прямо говорит, что Он может дать эту воду, эту силу человеку: «Вы получите силу, когда на вас снизойдет Дух Святый» (Деян. 1, 8). А на Тайной Вечери, прощаясь с учениками, Он говорил: «Лучше будет вам, если Я пойду, потому что если не уйду от вас, то к вам не придет Утешитель, Дух. А если уйду, то Я вам пошлю Его» (Ин. 16, 7)!

О благодати Божией мы с вами и сейчас мало знаем, братья и сестры. Хотя слышим постоянно о том, что именно силою благодати все в этой жизни очищается, омывается, освящается, что именно силою благодати Божией человек делается причастником Божества и вводится в вечность. Столько лет существует христианство, а мы даже теперь еще недостаточно знаем, что такое благодать.

Начиная с первых веков христианства были большие споры о том, что такое благодать. Это спасающая нас для вечности сила? А что же, наши заслуги, наши добрые дела, не они ли нас спасают? И ответы были разные. «Мы только делами спасаемся», — говорили одни. А другие: «Нет, только силою благодати, которая подается за веру, которая есть дар Божий!» Бог от Своего дает просто в дар ни за что, так как Бог есть любовь. Но зная, что это дар Божий, и твердо зная, что не наши дела, а спасает нас благодать, сила Божия, мы все–таки должны также твердо знать, что вера, навстречу которой идет благодать, без дел мертва есть. А дела веры — это дела исполнения заповедей Божиих.

Вот об этой благодатной силе и говорил Иисус Христос с самарянкой, начав свою с ней беседу словами о живой воде. Потом Он говорил о Боге, о том, что Бог есть Дух. Он ей открыл, что Он — Христос. Сегодняшнее Евангелие нам рассказывает, как слушала самарянка Спасителя, как она ничего не понимала из того, что ей говорил Христос, и не могла понять, потому что не могла вырваться из этого узкого круга своих провинциальных понятий. Не могла оторваться от них, таких привычных ей с детства — она воспитывалась в них.

«О какой там живой воде говорит этот человек?» Как она могла это понять? Не могла, конечно. Она не могла за символами, за образной речью, за образами, не могла увидеть духовную реальность, духовную действительность, о которой ей говорил Христос.

Ей нужно было еще что–то, чтобы убедиться в том, что это действительно пророк с ней говорит… (А Он себя называет прямо: «Я — Христос! Ты знаешь, что Он должен придти? Это — Я!») Слова, учение… Ей этого мало, ей нужно, чтобы было какое–то доказательство того, что это действительно так. А доказательством может быть какое–то знамение, чудо. И она его получает. Она убеждается в том, что это действительно пророк, и может быть, Сам Христос, потому что Он просит ее привести своего мужа, а она отвечает, что у нее мужа нет. На что Христос ей говорит: «Да, у тебя было пять мужей, и тот, которого ты имеешь сейчас, тебе тоже не муж, так же, как и те пятеро» (Ин. 4, 18). И она убеждается в том, что Он видит, знает все. Значит, Он не простой человек. Только таким образом она убедилась, поверила. Самарянка пошла в свой город и рассказала обо всем. И узнав, что Он творит чудеса, видит все, все знает, сотворил чудо с этой самарянкой, они подумали, что действительно, может быть, это — Пророк, Сам Мессия, Сам Христос!

Но мы–то с вами стоим у чистого источника духа и истины Христовой и с помощью Святой Церкви, которая нас учит духовной жизни, можем быть свободны от этого провинциализма, от этой узости понятий. Мы же знаем, что Христос вселенскую истину проповедует. Он учил о благодати как о живой воде. Это мы знаем, потому что мы с вами имеем источник этой благодатной силы — живой воды — в таинствах Христовой Церкви, к которым приступаем.

Святой Иоанн Богослов в Евангелии описывает один праздник. В главе 7–ой говорится, что это был великий праздник. Стоял Иисус Христос и возгласил: «Жаждущие! Придите ко Мне и пейте!» (Ин. 7, 37) Вот мы всегда с вами приходим к Нему и пьем от этой живой воды. И будем всегда к Нему приходить и пить. И только к Нему! Только там, где Христос, раскрывается правда жизни, которая гораздо выше наших обыкновенных человеческих понятий о правде. Только там, где Христос, раскрывается подлинный смысл жизни. Только там, где Христос и Его сила Божественной благодати, только там смысл нашей здешней жизни соединяется со смыслом жизни вечной, и мы вводимся в вечность.

Будем же всегда приходить к Нему, и только к Нему как Христу, и только от Него пить живую воду, подающую нам жизнь, которая течет, разбивая все перегородки между людьми. В сегодняшнем евангельском чтении, вы слышали, Христос говорит самарянке: поклоняться Богу нужно не на этой или той горе и не обязательно в храме Иерусалимском. Тогда думали, что только там возможно истинное поклонение. Нет, поклоняться Богу надо в духе и истине всюду. И тогда будет течь эта живая вода нашей жизни. И именно тогда будет раскрываться правда во всей своей красоте, во всей своей глубине и сущности, которая гораздо глубже, чем наши обыкновенные человеческие понятия о них, и о том свете присносущном, с которым соединяет нас ток живой воды — благодати.

Аминь.



≈ протоиерей Всеволод Шпиллер, 1979 г.