• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
5 марта 2018 года

О душевных и телесных недугах. Преподобный Порфирий Кавсокаливит

Старец всегда, независимо от того, насколько серьез­на была телесная болезнь человека, в первую очередь обращал внимание на болезнь его души. Многие из приходящих к отцу Порфирию больных настойчиво просили его помолиться только лишь об избавлении их от телесного недуга. У них не хватало терпения пе­реносить свои немощи. Эти люди полагали, что ес­ли они не поправятся и болезнь примет затяжной ха­рактер, то это поколеблет их веру во Христа и в кон­це концов приведет их и к душевному расстройству. Но, по словам Старца, все было наоборот: грех, не­осознанная ими болезнь души, омрачал их взор, и они не замечали высшего вразумляющего значения их те­лесного недуга, который попустила им любовь Божия. Старец знал, что если он будет молиться только об их телесном здравии, то он им не поможет, потому что в своей основе они так и останутся неисцеленными. Он всегда старался соединить лечение тела с лечени­ем души.

Один христианин, врач-психиатр, выступая на ре­лигиозном собрании, сказал: «Я, будучи психиатром, являюсь врачом не души человека, но его нервной си­стемы. Разъясню подробнее. Душевно больным чело­веком является лишь нераскаянный грешник, пото­му что душа заболевает только тогда, когда человек совершает грехи и не кается. Один лишь Христос яв­ляется врачом душ человеческих. Но по благодати Божией и святые обладают знанием души. Они позна­ют как свою душу, так и души других. Не достигший святости, страстный человек, не обладающий позна­нием ни своей души, ни душ других людей, может ли быть врачом душ? Христос и по благодати Христовой святые Его, которым под силу труднейшее — исцеле­ние души, могут справиться и с куда более „легкой“ задачей и исцелить тело, если его здоровье пойдет на пользу душе.

Телесные немощи служат неизреченному промыслу любви Божией. Здесь уместно вспомнить примитив­ное простонародное мнение, что болезнь — это нака­зание Божие за грехи, а здоровье — награда за добро­детели. Но в действительности может быть совсем на­оборот. Так, весьма многие святые бывают отягчены многими телесными недугами, а многие люди, живу­щие во грехе и далекие от покаяния, никогда не боле­ют. Конечно, никто не отрицает, что разбитая грехов­ными страстями душа является плодородной почвой для развития многих телесных недугов. И наоборот, умиротворенная, преисполненная Божественным умилением душа создает необходимые предпосылки как для своего собственного исцеления, так и для ис­целения тела. Однако в конечном счете здоровье каж­дого человека, которое, как морская волна, то прихо­дит, то уходит, служит педагогическим целям Божиим, скрытым от нас, но открытым святым Его».

 

Старец не отвергал лекарства, но не отводил им пер­вое место в деле лечения больного. Однажды он спро­сил меня: «Что такое лекарство?» Я ответил: «Некий химический состав, который мы принимаем, чтобы выздороветь». Мой ответ его не удовлетворил. «Ска­жи мне, что такое лекарство? Само это слово тебе ни о чем не говорит?» Я не нашелся, что сказать ему в от­вет. Тогда Старец продолжил: "Лекарство, чадо мое, означает яд". ( В греческом языке слово «лекарство (то фарцако) — производ­ное от слова «яд» — Прим. переводчика). Не думай, что лекарства всегда прино­сят только лишь пользу. Они еще и вредят. Почему мы принимаем лекарства? Потому что болеем. А по­чему мы болеем? Потому что нервничаем. А почему мы нервничаем? Потому что грешим. Но если мы поз­волим Христу вселиться в нашу душу, тогда отбегает грех, отбегает нервозность, отбегает болезнь, и мы вы­брасываем лекарства»

Такое мнение Старца показалось мне необычай­но простым и полезным. Отец Порфирий, подобно духовному «буру», постепенно доходил до самых со­кровенных глубин, выясняя причины наших болез­ней, расстройств, грехов, отсутствия Христа в наших душах. Благодаря ему я стал лучше понимать смысл слов апостола Павла, сказанных о тех, кто принял Христа в свою душу: "Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены" (2 Кор. 4, 8).

Во время одной из наших встреч Старец сказал мне: «Когда нас одолевает болезнь, мы, чтобы избе­жать ошибок, должны прислушиваться к рекомен­дациям врачей и вести себя разумно. Но прежде все­го мы должны следовать воле Божией и иметь полное доверие к Его любви». Старец всегда знал, как приве­сти к равновесию и гармонии высокую духовную за­дачу, поставленную перед человеком, и его телесные потребности.

Болезнь - это Божие посещение

Что касается себя самого, то Старец молился только лишь о спасении своей души. И больше ни о чем. Да­же когда он был тяжело болен, когда многочисленные, неизлечимые, мучительные болезни, годами изнуряю­щие его тело, ставили Старца на тонкую грань между жизнью и смертью, даже тогда он не отступал от свое­го правила. Он никогда не молился Богу об исцелении своих собственных недугов. Потому что, как сам отец Порфирий говорил, болезнь — это Божие посещение. И горе тому человеку, которого Бог не посетит. Он те­перь уже потерян для Бога. Здоровый и богатый нахо­дятся далеко от дверей Рая. Как богатому, так и здоро­вому в равной степени угрожает опасность так и не войти внутрь — остаться вне брачного чертога.

Однако то, чего сам Старец никогда не делал для са­мого себя, он просил и ждал от нас, его духовных де­тей. «Молитесь за меня, — говорил он, — потому что я очень грешен и один, будучи отягощен столькими болезнями, не в силах понести все бремя моих без­законий. Просите Бога, чтобы Он призрел на меня и поддержал меня». Однажды я застал Старца тяжело больным. У него не было сил не только меня попри­ветствовать, но даже просто вытереть пот, от сильной боли выступивший у него на лбу. Я был вынужден ска­зать ему:

- Вы, Геронда, совершили такое великое множе­ство чудес. Насколько мне известно, Вы исцеляли не­излечимо больных, даже больных раком. Наконец, Вы имеете такое дерзновение к Богу, какое я не знаю, есть ли у кого другого на земле. Почему Вы, с Вашим дерз­новением, не умолите Бога избавить Вас от этих бо­лезней?

- Этого, дитя мое, я не сделаю никогда!

- Но почему? Вы же не просите у Бога ничего пло­хого?

- Потому что я не хочу принуждать Бога!

Его ответ меня поразил, обезоружил и заставил за­молчать. В эти тяжелые часы я оставался рядом со Старцем и наблюдал, как он боролся с болезнью — молчаливо и с полным спокойствием.

Следует заметить, что во время этого тяжкого испы­тания я не услышал из его уст ни единого слова недо­вольства, негодования, жалобы. Он не говорил о сво­ей болезни, не выражал ни малейшей досады на такое тяжкое испытание, которое попустил ему Богочело­век Иисус. Напротив, бесчисленное число раз я слы­шал, как Старец произносил два своих самых люби­мых слова: «Иисусе мой! Иисусе мой! Иисусе мой!»

Любовь к Старцу, скорбь и боль разрывали мое серд­це. В эти тяжелые часы всем нам было более чем оче­видно, что Старец старается умолить Господа не изба­вить его от боли и болезней, но укрепить, дать ему си­лы их понести. И ему это удалось. Надо отметить, что и всегда в подобных ситуациях Старец поступал точ­но так же, как в этот раз. Его молитва о помощи всег­да бывала услышана.

Вообще, надо сказать, что средством для решения всех проблем у Старца была молитва. Долгая, прилеж­ная молитва, которую он завещал и нам, его духовным чадам.

Болезнь становится настоящим благодеянием

Старец Порфирий считал болезни великим благосло­вением Божиим. Как известно, он сам был очень бо­лезненным человеком. Бог попустил, чтобы блажен­ный Старец был испытан многими недугами. Больше всего отец Порфирий страдал от страшных головных болей, вызывающих обморочные состояния, когда он уже не мог общаться с людьми. Однако неоднократ­но, когда того требовала настоятельная необходи­мость, Старец, даже будучи близок к обмороку от бо­ли, продолжал, по благодати Божией, разговаривать и давать свои советы людям. Он пренебрегал своей болезнью и заботился только лишь о преуспеянии и спасении ближних. Сквозь призму немощей и боли отец Порфирий видел явление Бога в человеке. Ког­да человек страдает, он явственно ощущает свою не­мощь. Он не может найти для себя опору в самом се­бе, потому что сила его покинула. Но он стремится преодолеть эти трудности и вручает себя любви и че­ловеколюбию Божию. Общение с Богом через непре­станную молитву, предание своей жизни в руки про­мысла Божия дают бытию человека настоящую силу, исходящую от Бога и ведущую ко спасению. То есть к единению с Богом и причастию жизни Троичного Божества.

Когда мы спрашивали Старца о том, как он себя чувствует, он нам отвечал. Переживая столь тяжелое испытание, он находил в себе силы, чтобы открыть нам великую истину: «Бог нас любит безмерно и хо­чет, чтобы мы стали для Него своими, чтобы мы пол­ностью предали Ему самих себя». «Весь живот наш Христу Богу предадим". Больному легче предать се­бя в руки Божии, потому что болезнь отнимает у нас уверенность в своих собственных силах. И тогда наш недуг становится для нас настоящим благодеянием. Поэтому Старец и говорил: «Не просите Бога о том, чтобы выздороветь. Он знает, что для вас полезно, и действует по Своей бесконечной любви, которую Он имеет к человеку».

Молитва и болезнь

«Молись не о том, чтобы Бог избавил тебя от раз­личных твоих болезней, — сказал мне однажды Ста­рец, — но о том, чтобы тебе посредством умной мо­литвы, пребывая в терпении, умиротвориться. Это принесет тебе очень большую пользу».

«Не проси Бога облегчить твои страдания от раз­личных болезней, не принуждай Его к этому в своих молитвах. Но с неизменной стойкостью и терпением переноси свои недуги — и увидишь, какую от этого получишь пользу».

 

Цитируется по книге "Старец Порфирий Кавсокаливит. Цветослов советов"