• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
24 апреля 2019 года

За Великим Страдальцем


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Грядый Господь на вольную страсть, нашего ради спасения…» 

Возлюбленные братья и сестры! Осталось всего два дня до голгофских страданий Спасителя нашего, Гос­пода Иисуса Христа. Два дня… Но Он идет по крестно­му пути уже давно. Этот крестный путь начался для Него с Вифлеема, когда Он слабым Младенцем при­шел на нашу землю, пришел в нищете, безвестности и, сказать по правде, в презрении. Сразу после рождения Ему пришлось перенести гонение и смертельную опасность от бесчеловечного детоубийцы Ирода.

Предание говорит, что в яслях Младенец сильно плакал. Наверное, не от холода Он плакал и не от ни­щеты Своей. И потом в течение жизни смеющимся Его не видели ни разу. Плакал Он потому, что очень любил людей, хотел их спасти, плакал потому, что и Ему было нелегко, даже очень нелегко идти по крестному пути Своей земной жизни. Недоверие родных, полная безвестность в течение тридцати лет, а потом Гефсимания, предательство своего ученика, малоду­шие апостолов, незаконный суд, крестные мучения…

Возлюбленные братия и сестры! Господь наш Спа­ситель доныне идет этим путем, доныне скорбит, пла­чет, оставленный, презираемый, гонимый теми людь­ми, ради которых Он прошел этот скорбный путь человеческой жизни и понес эти страшные муки.

«Грядый Господь на вольную страсть…»

Пойдем за Ним, возлюбленные, пойдем, как вер­ные Его ученики. Пойдем, как апостол Петр. Ведь это он сказал: «Се, мы оставихом вся и вслед Тебе идохом», он обещал идти за Господом в темницу и на смерть.

Увы, он не дошел за Господом до Голгофы. Петр — самый горячий и ревностный ученик — оставил сво­его Учителя ночью во дворе Каиафы. Оставил одного в момент неправедного осуждения, может быть, в тот самый миг, когда Спаситель особенно нуждался в мо­ральной поддержке, в сочувствии… Не только оставил, но еще и отказался, отрекся от своего Учителя: “Не знаю Человека Сего…” О самоуверенность люд­ская, как ты слаба и ошибочна… Нет, лучше пойдем за Христом, как Иоанн, с его юной, неизменной лю­бовью к Господу Спасителю.

Говорят, когда Петр после своего отречения со сле­зами выходил со двора Каиафы, его встретили Дева Мария со святым апостолом Иоанном. «Симон, Си­мон, — со слезами и тревогой спросила Матерь Божия, — как Мой Сын? Где Он? Что с Ним?» Петр не мог отвечать. Он уже опомнился, уже терзался сове­стью за свое минутное малодушие. Иоанн, видя его смятение, спросил: «Петр, что с тобой?» — «Я… я из­менил Ему…»— был горький ответ. Болью отозва­лись эти слова в нежном сердце юного Иоанна. Как слаба, как переменчива человеческая природа. Но пойдем же с Иоанном, апостолом любви. Святая лю­бовь никогда не изменяет. Она не боится испытаний, она сильнее самой смерти.

Пойдем посмотрим, чему свидетелем был верный ученик.

Вот Господь на суде Каиафы. Со всех сторон разда­ются ложные обвинения, насмешки, ругательства. Враждебное отношение к Праведнику любви и мило­сердия, так давно сдерживаемое, теперь нашло вы­ход. Спаситель все переносит кротко, но это не трога­ет жестокие сердца врагов. Одно правдивое слово Христа стоит Ему сильного удара, за ним следуют но­вые удары, издевательства.

Там же грубая рука раба, изощряясь в жестокости, водрузила на главу Христа терновый венец, придави­ла его так, что колючки вонзились… Ни слова не про­изнесли уста Страдальца, только еще более поблед­нел измученный лик, а по щекам потекли слезы, сме­шиваясь с каплями крови…

Потом суд у Пилата — язычника, равнодушного к вопросам веры, истины и правды. Пилат отсылает Христа к Ироду, там снова насмешки, глумления… И опять Господь у Пилата… Жестокость врагов всё возрастает. «Распни, распни Его», — несется крик не­благодарной толпы. Малодушный судья отдал Его в руки воинов. Новые насмешки, хулы, наконец — би­чевание. Это страшная пытка, и мало кто выносил ее. Осужденный привязан к столбу, а на тело со всех сто­рон сыплются сильные удары бичей. Воины рады слу­чаю позабавиться, видя страдания своей жертвы; льется невинная, святейшая кровь Христа Спасителя. Он совсем изнемогает, но это еще не конец страда­ний; Он должен пройти еще крестный путь до самой Голгофы.

«Грядый Господь на вольную страсть нашего ради спасения, яко овча на заколение ведеся».

Он идет уже, сгибаясь под тяжестью креста. Идет из последних сил, падает… ударами заставляют Его вставать и идти дальше со Своей страшной ношей по узким улицам Иерусалима. Теснится народ. Любопытные, злорадные или презрительные взгляды про­вожают Того, Кому недавно кричали: «Осанна!».

А Он совсем один среди этой злобной толпы. Один? Нет, Он страдает не один. На повороте улицы происходит неожиданная и незабываемая встреча. Уступая дорогу страшной процессии, к стене прижа­лась группа жен, а среди них— Она, Мать Его. Блед­ная, безмолвная, неподвижная, как изваяние, стоит Она. Руки сжаты у груди, будто сдерживают рвущееся сердце… А Он все ближе, ближе… Совсем рядом с Ней еще раз падает Сын Ее, Которому Она не в силах те­перь помочь… Удары бичей, кажется, падают не на Его тело, а на Ее открытое сердце… Она не сводит глаз с Его лица — любимого, прекрасного лика Сына Божия, Ее Сына, — он до неузнаваемости искажен стра­даниями…

Наконец Он поравнялся с Ней, на мгнове­ние поднял голову… Взгляды их встретились… на мгновение, на один миг. Но какое страшное, какое му­чительное это мгновение, словно острое оружие, без­жалостно разрывает Ее грудь, вонзается в живое сердце… А в Его очах, всегда светлых и ясных, теперь столько горя, предельной муки… Точно две бездны встретились, столкнулись и обрушились друг на дру­га… Страдание подкосило Ее, со стоном птицы, у кото­рой заклевали птенцов, Она упала на руки жен, а Он, пригнувшись долу, продолжал Свой страшный путь.

«Грядый Господь на вольную страсть…»

Нелегкий путь Его земной жизни должен завер­шиться крестом, некогда позорным, а для нас, хри­стиан, спасительным и славным.

Пойдем же, дорогие мои, за Ним, за Страдальцем Господом. Ведь мы прошли постное по­прище и приближаемся к великим дням. Более того, мы идем за Ним всю жизнь, идем, может быть, давно. Нам и тяжело, и плохо; мы идем, спотыкаемся, пада­ем, бредем еле-еле, но не хотим свернуть с этого пу­ти — узкого и спасительного пути Христова.

Пройдем по нему до конца, дорогие мои. Не отка­жемся, не отойдем малодушно. Когда на нашем пути встретится горе, страдания, быть может, тяжкие и не­заслуженные, поднимем свой измученный взор к Не­му. Вспомним, Кто Он был, и сколько терпел, и как терпел: молча, безропотно, с тихой молитвой на ус­тах. Как терзало зло Его душу, не причастную греху.

Божественный Страдалец всегда перед нашим взо­ром, доныне сострадает нам и за нас, а рядом с Ним Его Пречистая Матерь, Приснодева Мария, и юный Иоанн, — два сердца, горящих любовью и преданно­стью к умирающему Спасителю Христу. Любовь к Не­му, любовь нежная, благодарная, и нам дает силы до конца претерпеть все и, совершив свой путь, дойти до собственной Голгофы.

«Грядый Господь на воль­ную страсть нашего ради спасения». Ей, гряди, Госпо­ди Иисусе. Аминь.



≈ Архимандрит Тихон (Агриков)

Источник

≈ фотографии протоиерея Игоря (Пчелинцева)