• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
19 сентября 2017 года

Грузинская Вифания

 В годы гонений на Церковь в Грузии официально не существовало ни одного действующего монастыря. Но в маленькой обители Бетания (Вифания), расположенной недалеко от Тбилиси в ущелье реки Верэ, до конца 50-х годов жили два монаха-подвижника. Они числились сторожами "памятника архитектуры" и даже получали зарплату. В предверии праздника Рождества Пресвятой Богородицы, которому посвящен древний монастырь Бетания, мы расскажем о преподобных отцах Иоанне и Георгии.

История обители Бетания прослеживается с XII века, когда был построен храм в честь Рождества Богородицы. Это было время правления святой царицы Тамары, чье изображение на стене храма сохранилось до нашего времени. Различные археологические находки указывают на былое величие и красоту Бетанской обители. Со временем она пришла в полный упадок. Ее второе рождение произошло в конце XIX века, когда уже приблизилось время гонений на Церковь. По словам архимандрита Лазаря (Абашидзе), настоятеля Бетании с середины 1980-х гг. по 1997 год:

"Бетания ..., всеми забытая, вдруг, как раз накануне ужасной атеистической бури, начинает воскресать из руин, как из гроба, становится действующим монастырем и на протяжении всей ночи лихолеться светит ярким светом Христовой веры".

С начала 1920-х гг. хранителями монастыря становятся иеромонахи Иоанн (Майсурадзе) и Георгий (Мхеидзе). 

Отец Иоанн принял постриг на Святой горе Афон, в скиту Апостола Иоанна Богослова, отец Георгий пришел в Бетанию из Хирского монастыря в Грузии. Оба претерпели за веру издевательства и побои. Отца Иоанна расстреливали, но он выжил. Они были очень разные: о.Иоанн - из бедной крестьянской семьи, простой и приветливый, посетители монастыря видели его все больше за работой - то в коровнике, то в огороде. Молитвенные его подвиги были тщательны сокрыты от посторонних глаз.

Отец Георгий происходил из обедневшей почтенной семьи княжеского рода. В юности он учился в Петербурге в военном училище. Его родственники занимали высокие посты. Несмотря на слабое здоровье, о.Георгию был присущ строгий аскетизм: он спал на доске, не топил в комнате даже зимой, по ночам много молился, был очень воздержан в пище.

"В отце Георгии были заметны некоторая монашеская строгость, образованность и аскетизм. Отец же Иоанн казался гораздо мягче и проще, в нем всегда скорее видели не строгого аскета, а добрейшего, чистейшего Ангела. И теперь, кто бы ни вспоминал этих старцев, отца Георгия хвалят многими возвышенными словами, а про о.Иоанна ничего другого сказать не могут, как только: "Ну, а тот старец был просто Ангел Божий". 

Архимандрит Лазарь (Абашидзе)

Старцев связывали необыкновенно теплые дружеские отношения. Отлучаясь по делам из монастыря, каждый всегда переживал за оставшегося собрата и торопился вернуться в обитель. Между ними «была необычная… духовная любовь, они жили необыкновенно дружно, трогательно заботились друг о друге, что редко встречается и среди родных братьев».

Старцы долгие годы оставались единственными насельниками Бетании. Они жили в сарае, затем выстроили небольшой 2-этажный дом с 4 комнатами. Нанимались в деревне на сезонные крестьянские работы, чтобы прокормиться. Впоследствии посеяли зерновые, посадили огород, привели в порядок сад, завели коров, овец, устроили пасеку. Почти всю тяжелую работу выполнял отец Иоанн.: он пас скот, косил сено, работал на огороде, молол зерно. Иером. Георгий по состоянию здоровья выполнял более легкие работы: доил коров, делал сыр, ухаживал за ульями. В 1936 г. монахи запустили мельницу, о.Иоанн выкопал канал для воды.

Официально монахи числились как сторожа памятника архитектуры, но фактически Бетания на протяжении нескольких десятилетий оставалась единственной действующей обителью в Грузии. Старцы соблюдали монастырский устав, совершали богослужения и требы, монастырь посещали туристы и паломники. Во время Великой Отечественной войны, когда в городах был голод, монахи кормили и снабжали продуктами своего натурального хозяйства всех приходящих. Их посещало множество верующих людей. 

"Отцы, хотя сами всегда строго постились, угощали гостей чем-либо вкусным, особенно потчевали своим медом. Когда приходили целые группы подростков из детского приюта, старцы выносили столы на поляну перед храмом и кормили детей грецкими орехами, медом и вкуснейшим свежеиспеченным хлебом. Многие из тех детей - теперь уже преклонных лет люди - и сегодня вспоминают вкус того угощения с таким живым восторгом, будто только час назад утешили их отцы своей любовью."

Архимандрит Лазарь (Абашидзе)

Сохранились свидетельства о стяжании Бетанийскими старцами благодатных даров прозорливости и исцеления болезней. Они оставляли страждущих в монастыре и по их молитвам больные исцелялись.

Были у о.Георгия и духовные видения. Архимандрит Лазарь описывает три случая:

"Однажды, когда старец сильно страдал от боли, ему явилась Матерь Божия и прикосновением Своим исцелила его. Другой раз, когда старец сидел, погрузившись в молитву у стены храма, ему явилась мученица Фекла и подала гроздь винограда. Уже незадолго до кончины старец, по причине болезни (ему сделали операцию простатита), находился в городе у брата. И вот ему явился Святой Ангел и сказал: Георгий, почему ты здесь, что тебе здесь нужно? Твое место в монастыре!" "Господи, ты видишь - как я болен," - ответил отец. "Нет, Георгий, ты должен быть в монастыре!" Отец Георгий срочно собрался и, тяжело больной, несмотря на настойчивые возражения родственников, отправился в монастырь. Через несколько дней он скончался."

Первым, в 1957 г. от сердечного приступа умер отец Иоанн. По благословению Католикоса-Патриарха Мелхиседека III  в том же году состоялся постриг отца Георгия в великую схиму. В память о собрате в постриге он взял имя Иоанн. Считают, что отец Иоанн, согласно Афонской традиции, тоже был великосхимником.

Два года схиархимандрит Георгий - Иоанн жил в Бетании один, больной и беспомощный. Старец много молился и редко выходил из своей кельи. Его навещали духовные чада, которые приносили ему пищу, стирали одежду, выполняли работы по монастырю. Навещал старца и его духовный преемник, иеромонах Гавриил (Ургебадзе), которых в 50-х гг. окормлялся у старцев. Преподобный юродивый старец Гавриил, прославленный Грузинской Церковью в 2012 году, присутствовал при последних минутах жизни о.Георгия. Через много лет, будучи всеми почитаемым старцем, он многократно обращался к Католикосу-Патриарху всей Грузии Илия II с просьбой о прославлении Бетанийских отцов, что и произошло в 2003 году.

Из рассказанного преподобным Гавриилом (Ургебадзе):


— Стоял я на молитве, когда послышался голос: «Срочно иди в Бетаниа». Этот голос трижды повторился. Покинул службу, оделся, взял посох и направился в Бетаниа. По дороге купил несколько хлебов. Попутной машины не было, и пошел пешком. Шел лесом, и какая-то сила торопила: «Не останавливайся, быстрее иди!»
Уже смеркалось, когда подошел к монастырю. Последний из оставшийся в живых монахов — схиархимандрит Иоанн — встретил меня и сказал: «Я молился, сын мой, чтобы ты пришел ко мне и прочел молитвы о расставании души с телом».
Несмотря на то что схиархимандрит Иоанн давно болел, никаких признаков его скорой кончины не видно было. Он встретил меня на ногах, а не в постели и с виду выглядел более бодрым, чем когда я видел его в последний раз. Положил хлеб на стол. Он благословил и сказал: «Ты очень устал с дороги, поешь и немного подкрепись», — сам переломил хлеб, немного взял себе и сказал:
— Это моя последняя трапеза!
— Бог милосерден, ради нас продлит твою жизнь, — возразил я. — Не будет вас, не будет монашества!
— Не мною начиналось и не мною закончится, — ласково ответил отец Иоанн. — Пора последовать за моим духовным братом, и воля моя быть похороненным рядом с ним — мы с ним перенесли много трудностей и гонений. Сегодня сказал мне, что уже проторил дорогу и теперь будем вместе!
Стемнело. Схиархимандрит благословил зажечь свечи. Вскоре подал мне Требник, раскрытый там, где молитвы отхода души, и попросил прочитать. У меня выступили слезы, и я взмолился:
«Отче, хотелось бы умереть раньше тебя и вместо тебя!»
Ответил: «Ты не знаешь, что говоришь и что просишь!» Припав к его коленям, я не мог сдержать слез. Тогда он встал и торжественным голосом начал читать и прочел до конца канон об исходе души; после молитвы с любовью сказал:
— Потому и звал я тебя, сынок. Ты примешь мой последний вздох, — после небольшой паузы добавил: — Подсядь, подсядь ко мне и прочти мне молитвы с четками.
Оба молча молились; вскоре спросил: 
— Видишь, сколько монахов пришло в часовню? — я понял, что он говорил о подвизавшихся в Бетаниа и похороненных здесь же монахах прошедших веков…
— Я расскажу тебе о своем видении, но это тайна и никому не говори об этом.
Он рассказал мне о своем откровении, и сердце мое наполнилось трепетом и страхом.
— Накрепко сохрани в своем сердце, — повторил он. 
Свечи уже растаяли, и я зажег другие. Когда вернулся, увидел, что из руки отца Иоанна упали четки. Взял и одел на руку. По-просил вслух почитать молитвы, а сам будет слушать.
Молитву Господню читал, когда отец Иоанн неожиданно вздрогнул, и неописуемая радость отразилась на его лице.
— Мой брат и отец Иоанн пришли ко мне, — сказал он, — вместе с ним же… — и замолк, голова свалилась на грудь.
Прошли минуты молчания. Приблизился и склонился к его голове. Он уже преставился…
Всю ночь молился. Утром и другие пришли, которых точно известили о кончине наставника. Известили и патриарха Ефрема. Похоронную службу он взял на себя; причитая со слезами, просил:
— Отец Иоанн, когда предстанешь пред Всемогущим, помяни наши души и молись за нас!
…Вместе с другими молящимися остался я в Бетаниа и каждый день справлял панихиду перед Господом за новопреставленного сподвижника; точнее, за тех двух величественных монахов, чьи усыпальницы теперь находятся рядом друг с другом в знак того, что и смерть не смогла их разлучить. В знак благословления от отца Иоанна остались у меня его четки, и с ними я вернулся домой.
Если открыть могилу, будет видно, что мой наставник-духовник лежит таким, каким я его похоронил, на груди его лежит Новый Завет"

В 1978 году Бетания стала первым в Грузии официально открывшимся монастырем. 18 августа 2003 года на заседании Священного Синода Грузинской Православной Церкви схиархимандриты Иоанн и Иоанн - Георгий были причислены к лику преподобных и исповедников. Католикос-Патриарх всей Грузии Илия II сказал о них: «Это была одна душа в двух телах».

Преподобные отцы Иоанне, Иоанне и Гаврииле, молите Бога о нас!