• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
14 мая 2019 года

Внутренняя радость - необходимое условие духовной жизни

Весь опыт Церкви, выраженный в Священном Писании и Предании, говорит нам о радости, которая есть постоянный спутник настоящего христианина. Мы же, в нашей повседневной жизни, чаще находим повод к печали. 

Следует не забывать, что, чем глубже человек вовлечен в житейские попечения, тем несчастней он в своей жизни, и чем больше всевозможных тем имеет он для исследования, тем легче для него утерять незаменимую тишину Божественной радости. 

Осознавая эту ошибку, прежде всего будем помнить о том, что лукавый демон не спит никогда, он выходит нам навстречу и, наводя ужас, протягивает свои лапы, чтобы схватить нашу душу. 

Мы постоянно сомневаемся, возможно ли нам достичь безгрешности и совершенства. В действительности этот помысел — от сатаны, который не хочет, чтобы мы были радостными. 

Радость есть нечто внешнее, но, в то же время, и внутреннее. Например, авва Исаия отшельник связывает радость с безмолвием и говорит, что нет радости там, где есть смятение, зависимость друг от друга и многословие. Еще он говорит о том, что как правило, радости приходит конец, когда в нашу жизнь вторгается наше «я». Кто считает, что он близок к тому, чтобы достичь в меру исполнения заповедей Христовых, но при этом не радостен, может из этого понять, что он в совершенной прелести. Радость — это критерий, мерило. 

В любом случае радость — необходимое условие духовной жизни, потому что отсутствие радости заставляет человека истолковывать вещи превратно и искажать их. 

Если добавить в чистую воду одну каплю азотной кислоты, вещество немедленно изменится, точно так же и одна капля огорчения, печали, скорби всецело изменяет атмосферу вокруг человека, изгоняет из нее Бога. 


Радость мирная - пища подвижников

Ничто не оправдывает уныние монаха, да и не только монаха, но и всякого христианина, какие бы скорби он ни терпел, в какие бы великие искушения ни впадал, если, конечно, он старается восстать от греха. В твоей жизни всегда есть то, о чем можно радоваться. Если ты еще не стал истинным христианином и не можешь радоваться вещам духовным, радуйся по крайней мере тому, что видишь вокруг себя, что подает тебе Господь по Своей милости. 

Теперь давайте обратимся к преподобному Нилу Синайскому. 

Преподобный Нил — святой отец, пустынная птица, человек с богатейшим опытом духовной жизни. Его замечательные сочинения всегда ведут к глубочайшему познанию истинного Бога. И вот, между прочими словами, он говорит нам: «Радость — печали гибель, благодарность в бедствиях, молитвенное ви́дение, ликование при боли, прибавление к отречению от мира, прибежище надежд, пища подвижников, утешение плачущих, причисление к любви, согласие великодушия». Какие прекрасные слова! Краткие, но полные смысла, потому что каждое слово исходит не от ума, но от опыта. 

В другом месте преподобный Нил говорит о том, что в нашем сердце должен быть некий начертанный закон, без которого невозможно жить. Что это за закон? Может быть, это любовь Божия? Может быть, вера в Бога? Может быть, вера в триипостасность Божества или в две природы Христа? Нет, ничто из этого. Но, говорит преподобный: «В сердце нашем написанным законом да будет радость мирная». Радость должна поселиться в сердце человека и никогда его не покидать. 


Итак, святые объясняют нам значение радости для духовной жизни. Печаль — это меч, который внезапно сечет и режет тело, а главным образом душу человека. В особенности она поражает нас тогда, когда мы сталкиваемся с людской недоброжелательностью, грехом, противодействием, порочностью. Греческое слово λύπη (печаль) родственно со словом λύμη, что значит «рана, источающая гной», то есть печаль — это состояние души, при котором она источает гной. В это состояние нас могут ввергать стрелы людской злобы или пороков нашей собственной души. Иначе говоря, причины печали бывают разными: либо внешними, либо внутренними. Но когда о печали говорят святые отцы, они имеют в виду печаль, наносимую нам внешними скорбями и искушениями. Когда же мы говорим «я опечален», как правило, это означает, что мы ощущаем зловоние наших собственных грехов, эгоизма, удаления от Бога. 

Итак, «радость — печали гибель». Значит, когда в нас вонзаются стрелы греха, лукавых страстей, страстных помыслов, человеческих пороков или чего угодно другого, когда нам приходит на память зловоние нашей прежней жизни, а жизненные неудачи словно набрасываются, чтобы сразить нас, — тогда «радость есть печали гибель». Радость — это щит, в который стрелы ударяют, падают и не доставляют нам никакого вреда. Все, что может огорчить нашу душу, погибает и пропадает, если мы имеем радость. Результат печали — это скорбь, рождающаяся в душе. Скорбь ощущается нами как внутреннее сдавливание. Действительно, когда человек огорчен, унывает, то он замечает, что в его душе, сердце, уме, рассудке, мыслях нет никакой жизненной силы. Это человек чахлый, больной. Но радость рассеивает, уничтожает печаль. 


Потеря радости есть самовольное отстранение от Бога

Бывает так, что проходят годы, а человек, который ходит в Церковь, обнаруживает, что он Духа Святого не стяжал. И это страшно, ибо это правда. Поэтому мне хочется сказать вам, как можно распознать действие Святого Духа в человеке. 

Я назову всего три–четыре не глубоких, не духовных, но самых простых и между собой взаимосвязанных внешних признака. Мне кажется, лучше всего для этого воспользоваться словами из Священного Писания. 

Только в Духе Святом жизнь имеет смысл. Отличительные особенности суть таковы: 

  • Радование сердца; 
  •  Изменение внутреннего человека; 
  •  Держание Богом человека за руку, объятие Бога, беседа и непрерывное единение с Ним. 

Сколь прекрасна такая жизнь! Это единственное, ради чего стоит жить! 

Первое проявление жизни Святого Духа в человеке зовется радованием сердца. Что такое радование сердца? Иное именование для мирских радости, счастья, торжества. Это торжество, подобное торжеству первенцев (см.: Евр. 12, 23). Под выражением «радование сердца» мы разумеем дух человека, устремленный к Богу, осязающий Его прикосновение к себе и от этого обрадованный и находящийся в постоянном общении с Господом. 

Радование сердца — это ощущение близости Бога и исполненное доверия всецелое предание Ему самого себя. Эта величественное чувство покоя и отдыха, уверенность в том, что Бог там, где мое «я», рядом с Ним. 

Радование сердца есть не что иное, как человек, осознавший, что Бог не оставляет его ни на долю секунды. Радование сердца — это глубочайший опыт человека, каждый миг своей жизни пребывающего с Богом. 

Радость сердца, дарованная Богом человеку, никогда не покидает его. Потеря радости есть не что иное, как самовольное отстранение человека от Бога, когда наше собственное «я» оживляется, а Божественное в нас теряется. Это происходит по попущению Бога. Это мучительное испытание дано нам в воспоминание о потерянном рае, рае радости. Достаточно одного–единственного греха, чтобы этого рая лишиться и оказаться в муке, потерять эту радость. 


Когда человек наполнен радостью, тогда все истинно 

Духовная жизнь представляет собой взаимосвязь двух составляющих: отречения, то есть предания самого себя Христу, и радости, проистекающей из доверенности Богу, из осознания того, что Христос распялся ради меня, что Он уготовал мне обители вечные на небесах, украсил их благолепием и величием. И как мы сказали, радость происходит от веры в Бога, то есть от чувства единства со Христом и окружающими нас людьми. 

К чему стремится человек молящийся? О чем бы он ни молился, чего ни просил бы у Бога, может быть, сам того не сознавая, он всегда в глубине души стремится ощутить в молитве попечение Божие, Его сладость, Его теплые объятия, ликование и благодать, даруемые Святым Духом. Благодать Святого Духа — это еще одно ви́дение, которое овладевает всем существом человека. Но это ви́дение приходит во время молитвы только к тому, кто имеет радость. Если ты молишься без радости, твоя молитва не доходит до Бога. Твое уныние, печаль, скорбь становятся крепкой дамбой, непроходимой чащей, сквозь которую не может ни свет проникнуть, ни голос донестись, — и твои молитвы не восходят к Богу. 

Если ты хочешь через молитву, через возношение ума к Богу увидеть живого Бога, узреть Его глазами своей души, если хочешь приобщиться к видениям святых, к добродетелям ангелов, вкусить еще в этой жизни того, что Бог дает всем Своим, — нет для этого другого способа, как только молиться с радостью. Радость наделяет тебя правом просить о созерцании Бога. Без нее все твои прошения проникнуты эгоизмом, мелочностью, они только отлучают тебя от Бога. И даже если Бог тебя услышит, ты получишь от Него такой ответ: Великая пропасть утверждена [Лк. 16, 26] между Мной и тобой. 

Поэтому человек, у которого нет радости, разлучен со Христом. Его отречение ложное. Даже если он кается и исполняет заповедь о любви или делает что угодно другое, его покаяние, любовь и все остальное не истинные. Например, ты говоришь, что любишь меня, а на другой день, когда я уезжаю, огорчаешься и плачешь. Значит, твоя любовь была всего лишь порождением твоего эгоизма, бурлением, захватившим тебя, возведением идола, обольщением. 

Не может человек утверждать, что он постится, если пост не приносит ему радости. Не может сказать: «Я люблю нищего и даю ему эту монету», если в то мгновение, как он ее дает, его сердце не преисполнено веселия. Когда у человека есть радость, тогда все истинно. И значит, подлинность нашей связи с Богом и нашего отречения зависит от радости. 


 Стяжи радость, чтобы достигнуть любви

И молитва, и любовь, и даже любовь к Богу, и пост — все, что ты делаешь, может тебя обессилить, поэтому тебе необходимо питаться. А пища для подвизающихся во Христе — это радость. Радость питает душу, дух и ум, чтобы они могли восходить к Богу и пребывать в Нем. Никакая аскеза, никакое воздержание, никакое чаяние, никакая любовь не достигают цели, если не получают такой пищи. 

Представьте себе человека, который хочет быть хорошим спортсменом и не ест. Он просто-напросто упадет на беговой дорожке. То же самое происходит и с духовным борцом, если у него нет радости. «Пища подвижников», а значит их наслаждение и кормилец — радость. 

И еще «радость — это причисление к любви». Причислить значит прибавить, соединить нечто с чем-то другим. Таким образом, слова «причисление к любви» означают, что радость всегда включает в себя любовь. Как лист бумаги имеет не одну сторону, а две, так точно и любовь не может быть истинной, если она не соединена с радостью. Всякая любовь: будь то к человеку, к Богу Отцу, к Его Сыну и Святому Духу, к духовной жизни и к чему угодно — ложна, если ей не сопутствует радость. Так неразрывно любовь связана с радостью! 

Значит, если ты хочешь приобрести любовь ко Христу, ты должен начать с радости. А радость, как мы читали раньше, человек черпает даже из мелочей, когда он все возлагает на Бога и принимает все как посылаемое от Бога. Что может доставить тебе радость? И улыбка ближнего, и его ласка, и похвала, но также и осуждение с его стороны, потому что оно делает тебя героем перед Богом, и поношение, потому что терпение поношений показывает, что ты стоишь перед Богом истинно, а не ложно. Радоваться можно и цветку, и горам, и солнечному свету, и самой краткой молитве, и твердой надежде, и близости отца или матери, и даже просто сну. Бог наполнил мир вещами, которые могут нас радовать. От этой простой радости мы можем восходить к большим ее степеням, достигать более полной, а затем и совершенной радости, которая есть Сам Христос. 

Итак, прежде всего, человек должен стяжать радость, чтобы ею взойти по лествице добродетелей и достигнуть любви. Конечно, он достигнет ее после многих трудов, усталости, падений, неудач, отречений, подвигов, слез, молений, борений, добрых дел, странноприимства, надежд и всего прочего. Все это человек должен пройти, чтобы возлюбить Бога. Но пройти он сможет только в том случае, если будет радостным, а значит, без радости как ему достигнуть вершины лествицы, то есть любви? Радость есть «причисление к любви», то, что соединяет нас с Богом. 


 Радостный - благонадежен на пути Божием

Прочтем отрывок из святого Григория Паламы: «Ибо если сладости меда никто не может внятно изъяснить словом не вкушавшим его, то кто изъяснит сладость радости и благодати, кои от Бога, не испытавшим ея?» Как можно рассказать о меде тому, кто не вкушал его сладости? Поймет ли он что-нибудь? И что можно сказать человеку, который не трудился, не подвизался стяжать «сладость радости и благодати, кои от Бога»? 

Когда человека, лишенного радости, хочешь сделать радостным, он мучается так, будто с него сдирают кожу и строгают его плоть, потому что он погружен в свою боль и питается ей. А человек радостный шествует к священной радости по Богу, которая проистекает из личного общения с Богом, из встречи с Ним лицом к лицу, из того, что человек устремляет свой взор в глаза Самого Бога. Наши глаза возвещают о нашей внутренней радости, а за нашей радостью скрывается ликующее сияние очей Божиих. 

Когда я стремлюсь всей душой к Богу и желаю только Его, изгоняя все остальное изнутри себя, то я приобретаю «сладость радости и благодати, кои от Бога». Именно этого достигает человек радостный, в каких бы обстоятельствах он ни находился, какие бы люди его ни окружали, что бы ему ни пришлось пережить. Помните, что Бог сказал Каину, когда тот убил Авеля? — Почему ты огорчился? [См.: Быт. 4, 6] Почему ты нахмурился, поник лицом, расстроился? Успокойся! [См.: Быт. 4, 7] Если ты не поднимешь глаз, не улыбнешься, не возрадуешься сердцем, то грех, скрывающийся за дверью, ворвется внутрь и, как медведь, набросится на тебя, чтобы пожрать. Грех наступает на тебя и душит, а за ним следует второй грех, затем третий, четвертый. 

Желаем ли мы преуспеть? Желаем ли, чтобы все, что мы делаем: и наши труды, и молитвы, и страдания, и подвиг любви — все было истинным? Будем хранить в себе непреходящую радость. Тому, кто не имеет радости, что можно сказать? Только пожелать избавиться от своего злосчастья. А людям радостным мы желаем ликовать той радостью, которую дарует им лицезрение славы Божией. И не будем забывать, что наша радость и улыбка — это преддверие священной Божией радости и наслаждения благодатью. 

Только радостный человек благонадежен на пути Божием.



Источник

≈ фотографии Татьяны Шибаевой, г. Вологда