• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения
20 декабря 2017 года

«Мне выпало счастье пожить в Стефано-Махрищском монастыре»

Стефано-Махрищскую обитель посещают паломники не только из России, но и из зарубежных стран. Предлагаем вниманию читателей беседу с паломницей из Франции Мартин Мейер, которая специально приехала к нам из Страсбурга, чтобы познакомиться с жизнью православной обители.

 

Мартин, как получилось, что, решив посетить русский монастырь, вы оказались именно в Махре?

Мне было трудно найти монастырь, который мог бы меня принять, поскольку найти адреса монастырей в интернете сложно: чаще всего указываются номера телефонов и адреса электронной почты. Я плохо говорю по-русски, предпочитаю переписку, поэтому начиная с января я стала писать сначала во все монастыри Золотого кольца, затем в Тюмень, Тобольск, Хабаровск. И не получала ответа. К счастью, в Страсбурге я познакомилась с Надей, певчей из Стефано-Махрищского монастыря, которая и смогла мне помочь.

Каковы были ваши первые впечатления?

Махра - очень древний красивый монастырь, прекрасно восстановленный, элегантный, хорошо ухоженный, очень живой и богатый. Я была удивлена его благоутроенностью и щедростью ваших благотворителей. Но особенно меня поразило количество молодых сестер, их гостеприимство, вежливость, терпение.

Легко ли вы вписались в монастырскую жизнь?

Я, конечно, сильно уставала физически, однако в полной мере оценила ваши чудесные службы с прекрасным пением на 3-4 голоса. Мне нравилось разглядывать верующих, которые приходили в храм по воскресеньям: местных и городских, богатых и бедных. Мне понравились каши (особенно та, которую готовила мать Елена), супы, вкусный ржаной хлеб. Я была благодарна за симпатичную комнату с москитной сеткой (терпеть не могу комаров!). Меня очаровали красивая трапезная, милая маленькая часовня, утки в пруду и, конечно, курятник и Надежда, которая там работает. Она научила меня обращаться с курами, измельчать скорлупу, искать яйца. Меня удивило количество живущих на территории монастыря кошек, но я поняла, что эти ласковые маленькие существа, порой немного навязчивые, проживают тут на правах добрых соседей и компаньонов.

Почему вы решили приехать в монастырь?

Я хотела пожить в русской среде в одиночестве, в полном доверии. Монастыри, мне кажется, подходят для этого идеально. Жить как вы, питаться как вы, общаться с вами - именно это я искала и нашла. Монастыри - как уютные коконы, в которых меня всегда хорошо принимают и где я себя хорошо чувствую. Русские монастыри — прекрасные места, которые в прошлом были разрушены, но теперь восстановлены и процветают. Мне нравится работать физически, чувствовать себя полезной, открывать что-то новое.

Махра — первый опыт монастырской жизни для вас?

У меня уже был опыт монастырской жизни. Я жила в монастыре святого Гонората, на одном из Леринских островов у Лазурного берега Франции. Это было чудесно, но там мы не могли работать, и мне этого не хватало. В молодости я с семьей любила проводить рождественские каникулы на горе святой Одилии, в Вогезах. Заснеженные пейзажи, красивые службы, колокольные звоны, пение... чудесные воспоминания!

Тогда в монастыре святой Одилии проживало всего несколько сестёр. Сейчас никого не осталось - монастырь с тысячелетней историей стал гостиницей. У нас становится все меньше монашествующих, монастыри пустуют, не восстанавливаются и не ремонтируются.

То есть монастыри во Франции переживают сейчас не лучшие времена?

Все наши священники, не только монахи, дают обет безбрачия, или целибат. В России и в Бурятии я видела монахов и монахинь, которые в прошлой жизни были семейными людьми, у некоторых есть дети. У нас это невозможно: священникам запрещено не только вступать в брак, но и состоять в ранее заключённом браке.

Беседуя с вашими семинаристами, я поняла, что целибат их никак не прельщает. Я думаю, что наша проблема отчасти связана с тем, что все священники вынуждены давать обет безбрачия, как монахи.

То, что я увидела в России, напоминает мне бегинажи в бельгийских городах Брюгге и Генте, куда уходили вдовы и одинокие женщины, чтобы вместе жить в вере и состариться вместе.

Как вы чувствовали себя на православных монастырских службах?

Ваши службы великолепны, а пение просто чудесно. В храмах много икон, позолоты, фресок. У священников красивые облачения. Много верующих. Но честно говоря, для нас эти службы слишком длинны и утомительны, поскольку в католических храмах принято сидеть во время службы. К счастью, у вас есть табуретки и скамьи. Сначала я всё время стояла неподвижно, как статуя, и у меня очень болела спина. Но затем я стала часто делать поклоны, а также поняла, что можно было немного походить, подвигаться, посидеть - и все прошло.

Католические храмы сильно отличаются от русских православных церквей?

Наши храмы выглядят иначе: каменные стены, статуи, картины, орган, скамейки, острые шпили... Женщины в храме не покрывают голову. Католические службы короткие, за исключением праздничных - на Рождество, Пасху, Вознесение. Праздничные службы сопровождаются игрой на органе и пением.

Вы сказали, что не очень хорошо знаете русский язык, не говоря уже о церковно-славянском. Удавалось ли вам следить за ходом богослужений?

Да, я старалась следить, насколько это возможно, за ходом утренних и вечерних служб, чтобы проникнуться религиозными православными традициями, а также из уважения к сестрам и матушке игуменье Елизавете, которая так гостеприимно приняла меня, совершенно незнакомого человека. Я старалась понять молитвы, но понимала очень мало - иногда только узнавала "Отче наш" и "Господи, помилуй". Поэтому я молилась на французском.

Как отрадно, что вам понравилось в нашем монастыре!

Да! Я часто думаю о вас с благодарностью и рассказываю о Махре всем, кто меня окружает.

 

 

Беседовала инокиня Елена (Томошевская), перевод Надежды Петуховой