• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения

Время молитве и время трудам: организация распорядка жизни братии в современных монастырях на примере обителей Тихвинской епархии

Доклад епископа Тихвинского и Лодейнопольского Мстислава на круглом столе «Богослужение и молитва как средоточие жизни монашеского братства» (Воскресенский Новодевичий женский монастырь Санкт-Петербурга, 24–25 июля 2019 года)


Дорогие Владыки, всечестные отцы, матушки игумении, братия и сестры во Христе!

В моем докладе представлен опыт организации монастырского распорядка дня на примере ряда обителей Тихвинской епархии. При организации монастырского распорядка дня за основу мы берем Евангелие и святоотеческий опыт, Устав Русской Православной Церкви, Положение о монастырях и монашествующих, а также особенности монашеского уклада жизни в данном монастыре.

Монастырские правила, которые регламентируют жизнь наших обителей и их насельников, имеют смысл только в том случае, если мы руководствуемся ими исключительно для спасения души. Главным в них является не сама «буква закона», а то, к чему эти правила приводят братию или сестер: в идеале – к любви и духовному преуспеянию, очищению души от грехов и пороков, исполнению заповедей Божиих. Ни в коем случае они не должны быть направлены на подавление и уничижение личности монашествующего, но на укрепление его волеизъявления к подвижническому житию, братству и молитве. Организация монастырского распорядка дня должна быть составлена с учетом того, что в монастыре подвизаются иноки разных возрастных категорий, физического здоровья и предшествующего опыта жизни.

Основное служение монашества миру – это молитва: «Благодаря монахам на земле не прекращается молитва; и в этом – польза всего мира», как сказал преподобный Силуан Афонский. Основой монастырской жизни неизменно является аскеза, в первую очередь, молитвенное и покаянное делание. Этому должны быть подчинены все обязанности и послушания, которые возлагаются на насельников и насельниц монастырей как в самих обителях, так и за их пределами. Все остальные виды внешней деятельности – миссионерская, социальная, духовно-просветительская и иные – осуществляются обителями и монашествующими, не противореча молитвенному деланию. Об этом говорит нам великий святой XIX столетия, искусный в монашеском житии подвижник и святитель Русской Православной Церкви Игнатий (Брянчанинов). Братия должна неопустительно участвовать в общих богослужениях и исполнять келейное правило. Келейное правило определяется сообразно с духовным устроением инока, его физическими силами и исполняемыми послушаниями. Время для келейного правила должно быть четко прописано в распорядке дня обители и ее уставе.

Отдельно стоит коснуться темы послушания в монастыре. В нашем понимании это не просто работа, но духовное делание, от которого зависит внутреннее преуспеяние монашествующего. «Кто прилежен в телесных работах, тот таков же и в душевных», – пишет преподобный Феодор Студит. Игумену необходимо тщательно заботиться о рассудительном распределении послушаний, а также о гармоничном сочетании телесных трудов с молитвенными упражнениями братии, особенно придавая значение внутреннему молитвенному деланию каждого брата, усердию и постоянству в молитве. Игумен должен как можно лучше знать свою братию, например, из индивидуальных с ними бесед, ибо, по слову преподобного Феодора Студита, он «кормилец, который ходит своих детей, наставник, который любит и заповедует и приказывает».

Разумное отношение к монастырским трудам как к смиренной и бескорыстной жертве во славу Божию, осмысленному и свободному участию в нуждах обители, содействует духовному преуспеянию монашествующих. Труды братии совершаются без спешки и излишней нагрузки. По совести проходимое послушание приготовляет человека к усердной молитве. «Кто делит свое время между рукоделием и молитвою, тот тело укрощает трудом… а душу, которая, трудясь вместе с телом, вожделевает наконец отдохновения, располагает чрез то к молитве», – напутствует преподобный Нил Синайский. И совместная церковная молитва, и общие труды братии должны быть гармоничными, уравновешенными таким образом, чтобы оставались силы для внимательной келейной молитвы.

Однако молитва монашествующих не должна ограничиваться лишь временем богослужения и келейным правилом. Весьма назидательной в этом отношении является практика Ватопедской обители на Афоне, где во время общих послушаний братия творит вслух по очереди Иисусову молитву. По моему благословению несколько лет назад благочинный Тихвинского Богородичного Успенского монастыря иеромонах Ианнуарий пробыл Великий пост в Ватопедской обители, знакомясь с тамошней практикой монашеской жизни, распорядком дня и уставом. У братии, занятой такой устной молитвой, нет времени на празднословие и леность. Подобная практика применима и в наших монастырях, но только под руководством опытного духовника.

Польза духовному устроению монашествующих происходит от общих трудов, в которых, по возможности, участвует все братство. Общие труды укрепляют в братии дух взаимной любви, мир, единодушие и единомыслие, открывают правильное монашеское расположение и понимание того, что всё, делаемое ради Бога, велико в духовной жизни.

Священный сан не освобождает насельников от необходимости труда. Игумен подает в этом пример всей братии.

Все послушания исполняются не ради собственной выгоды, но исключительно ради общей пользы, чтобы братство могло обеспечивать себя и имело необходимые средства для развития. При этом следует помнить, что в монастыре необходимо заниматься лишь такими ремеслами, которые не являются искусительными и соблазнительными. Пример: в Свирском монастыре это огород, резьба по дереву, столярные и плотницкие работы. Пришедшие в монастырь взыскуют не справедливости и равенства, которые вообще невозможны в земной жизни, а спасения души.

При определении молитвенного правила новоначальным надо учитывать, что человек, у которого еще не сформировалось правильное внутреннее устроение, изнуренный постоянными физическими перегрузками и недосыпанием, становится раздражительным, безразличным к нуждам ближних, теряет качество молитвы.
При болезни или усталости брата правило уменьшается, ограничиваясь минимумом. Тогда человек на следующий день может с новыми силами исполнять то, что ему поручается, и уже то же самое молитвенное правило исполнять в полном объеме.

У братии должно быть минимизировано свободное время, потому что не каждый инок может употребить его с духовной пользой.

У многих монастырей Русской Церкви имеются подворья. Подворье – первая ступень для желающих отказаться от суеты мира и посвятить свою жизнь Богу. Это место прохождения необходимого искуса, где человек в качестве трудника сначала испытывает себя и свои силы в труде, послушании настоятелю и братии, в соблюдении монастырского устава. В моем понимании, любое подворье должно быть по внутреннему и внешнему своему устроению настоящим монастырем. Наше же призвание заключается в том, чтобы привести человека к Богу, познакомить его с уникальным для современного мира монашеским духом, укладом, особым опытом молитвы, уставом и традициями. К этому мы всеми силами и стремимся. Слава Господу, к нам приходят именно те люди, которые осознанно выбирают для себя трудный, но приносящий множество добрых плодов монашеский путь.

И пусть всем нам в этом помогут святые угодники, много сделавшие для развития монашеской жизни на северо-западе России: благоверный великий князь Александр Невский, преподобный Александр Свирский, всея России чудотворец, преподобные Антоний Дымский, Мартирий Зеленецкий, Арсений Коневский, Серафим Вырицкий и их ученики.