• Главная
  • Расписание богослужений
  • Информация для паломника
  • Контакты и реквизиты
  • Таинство Крещения
  • Поминовения

«Сиди в келье, и келья твоя тебя всему научит» – если в этой келье телефон...

Доклад игумении Евпраксии (Инбер), настоятельницы Вознесенского Оршина женского монастыря (Тверская и Кашинская епархия) на ХХVII Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 28–29 января 2019 года)


Ваше Высокопреосвященство, Ваши Преосвященства, досточтимые отцы наместники и матушки настоятельницы, братия и сестры!

С какой горькой иронией воспринимается сегодня древний монашеский афоризм: «Сиди в келье, и келья твоя тебя всему научит» – если в этой келье телефон. Или – хуже того – Интернет. Новые технологии – уже никакие не новые, целое поколение выросло на компьютерах и планшетах.

Никогда раньше не был поставлен человек перед необходимостью так часто и к тому же мгновенно совершать нравственный выбор, выбор между добром и злом. Одно прикосновение к экрану – и этот выбор сделан. Если раньше, чтобы посетить какое-нибудь зрелище, побеседовать с человеком, нужно было затратить немалые усилия и время, и, бывало, нерадивые послушники – как мы знаем из патериков – успевали все-таки прийти в разум, то теперь время между прилогом и совершением греха на деле сократилось до минимума, до доли секунды.

Вот печальный пример из жизни нашей обители:

Инокиня с детства мечтала о монастыре. В обители несла серьезное, ответственное послушание, связанное с общением с внешними людьми. И вот «благодетели» дарят ей смартфон с подключенным Интернетом и оплачивают его.

Сначала она смотрит полезные, как ей представляется, учебные программы. Потом смотрит уже всё подряд, смотрит фильмы по ночам. Появляется отвращение к храму, к монашеской жизни, к монастырю – происходит обмирщение души. Отговаривать бесполезно. Прощальная записка и брошенное в келье иноческое облачение.

«Не имать бо престати враг, предлагая вам память первого жития мирскаго и ненависть к добродетельному жительству», – слышим мы во время каждого монашеского пострига этот призыв к духовной бдительности, осторожности.

Для молодежи смартфон теперь неотьемлемая часть жизни. Получается, что современный человек, поступающий в обитель, по большому счету делает выбор между смартфоном и монастырем, между интернетом и Богом. Это мы наблюдаем особенно у приходящих в последнее время некоторых молодых сестер – война идет не на жизнь, а на смерть.

С другой стороны, взаимоотношения с этими предметами (удачно названными «гаджетами») выявляют самые мужественные души, в которых действие Божественной благодати выжигает мирские пристрастия. Эти редкие решительно настроенные души с первых же дней полагают настоящее начало своей будущей монашеской жизни. Так что телефоны и планшеты – как бы некий шлагбаум, или сито, сразу отсекающее слабых душой от монашеского братства. Это к вопросу о том, что Бог может и зло превратить в добро.

Современный монастырь – все то же, древним святоотеческим духом пронизанное братство людей, объединенных единой целью восхождения в созерцание через покаяние; путем послушания и искреннего откровения помыслов, путем хранения ума и сердца, через непрестанную молитву – к богоподобию и обожению.

Но о каком хранении ума, о каком созерцании можно говорить с монахом, созерцающим грех на экране смартфона?

Иное дело, ограждая себя молитвой, пользоваться компьютером, исполняя такие послушания, для которых компьютер необходим: канцелярия, бухгалтерия, книгоиздательское деятельность, обучение. Многие сестры в нашем монастыре учатся дистанционно на богословско-миссионерском факультете: им раздаются флэшки с рабочими материалами, которые через интернет скачивает куратор – взрослая серьезная сестра, и, не выходя за стены обители, сестры получают духовное образование. Проводятся по скайпу и семинары с преподавателями, и экзамены. Но все это – под контролем, компьютеры в кельях запрещены, выхода в Интернет для учащихся сестер нет.

А иное, совсем иное дело – виртуальное общение в соцсетях: украдкой выходя в Интернет, инок лишается Божественной благодати, в том числе и за грех лжи.

Русский философ Иван Александрович Ильин в «Книге тихих созерцаний» пророческим духом выразил современную трагедию разорения души человека, привязанного намертво к Интернету, с привычкой бесстыдно выкладывать на страницы соцсетей – на всеобщее обозрение – подробности своей личной жизни. Виртуальное общение, убивающее время в этом лживом виртуальном пространстве, создающее человеку иллюзию собственной значимости, иллюзию наполненной событиями жизни… А на самом-то деле настоящая жизнь проходит мимо. Выдуманная, неискренняя жизнь проходит мимо настоящей жизни, мимо правды Божией…


Эта глава так и называется – «Об искренности».

«Как ужасна была бы жизнь, если бы у человека не было возможности сосредоточиваться в себе, работать над своим очищением и самосовершенствованием… Тогда человек был бы подобен дому с прозрачными стенами, в котором снаружи всё всегда всем видно, или проходному жилищу, доступ в которое всегда и отовсюду открыт всякому гаду, зверю и злодею: в жизни его не было бы ничего прикровенного, огражденного, неприкосновенного и священного… Вечный сквозняк. Вечный проход и пролом. Уличный тротуар, открытый для всяческого злоупотребления. Вечно попранная святыня….

Человек колеблется между различными возможностями, соблазняющими его; ни одна из них не окончательна, и он может разыгрывать их по очереди.

Его сердце не принадлежит «ничему»; поэтому оно может в любую минуту измениться и изменить, начать «чувствовать» по-иному и предать всякое дело…

Такой человек ни к чему не относится серьезно и благоговейно. Ни одна жизненная возможность не есть для него «единственная», т. е. главная и необходимая. Он даже не может понять, что в жизни бывает необходимо быть «таким» и только «таким» и действовать «так» и только «так»…

Человек становится искренним тогда, когда он имеет в своей душе некое священное средоточие, к которому он относится с серьезным и целостным благоговением; когда он в своем жизненном выборе и делании «иначе» не может и не хочет. Тогда он имеет как бы крепкий якорь или живой и могучий корень… И тогда ему нужно еще только мужество, чтобы блюсти верность своей святыне и делать из этого все жизненные выводы.

Такие люди призваны совершать важнейшее в жизни, в культуре и в истории: такие люди суть столпы Церкви, семьи и государства…

Из лицемерия и лжи никогда еще не возникало ничего великого и прочного. Вот почему Искренность есть дар Бога и сокровище человека».

Это было написано в 1946 году.


Похоже, мы последнее поколение монахов, которое еще называет эти технологии новыми и пытается сопротивляться, жить по старинке, прекрасно обходиться без этого калейдоскопа информации, новостей и картинок.

Так вот, в октябре 2016 года был утвержден проект «Современная Цифровая Образовательная Среда». К ноябрю 2025 года по этому проекту должна будет полностью демонтирована традиционная школа. Ни книг. Ни учителей. Каждому ребенку – по планшету или смартфону: это будет другой народ, другая культура.

Этим людям, если они чудесным образом изберут монашескую жизнь, уже никто не объяснит, чем планшет хуже книги. Кстати, оцифрованные носители живут лет 15. Меньше кошки. А потом превращаются в мусор.

Монашество, лишенное внутреннего, традиционного святоотеческого устроения, может оказаться причиной гнева Божия, который уже ничем будет не остановить.

Но, может быть, все-таки обрящется этот таинственный десяток, благочестивая жизнь которого могла бы сохранить библейские города, погребенные на дне Мертвого моря; если останется этот таинственный десяток – наши монастыри, хранящие древний монашеский дух, – и Бог потерпит тогда наш слабый мир и нас – немощных, но этот древний дух из последних сил хранящих…

Если люди станут другими, если будет какой-то иной образ жизни, значит, будет и иной способ действия Духа Святого на сердце человека – Дух дышит, где хочет, и может любую возможность использовать, чтобы коснуться человеческого сердца. И Божественная благодать все же будет чудом вырывать из мира еще способные к духовной жизни души, как каштаны из огня. Их же бо предуведе – тех и предустави… а ихже предустави, тех и призва, а их же призва, сих и оправда (Рим. 8:29–30).

Изведи из темницы душу мою (Пс. 141:8), – возопиет душа и дивным образом окажется в ограде Церкви, в стенах монашеской обители. Так же, как и мы там оказались.